Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Category:

0215. Робин. Падение небосвода

Когда они вышли на балкон, Робин, плотно прикрыв дверь, повернулся к Киру и сказал:
- Мне нужен ствол. Поможешь достать?
- Да не вопрос, - Кир ответил без задержки, ничуть не удивишись, - Вечером сходим кое-куда, и всё будет.
- Тихо... - Робин поднял палец.

За углом, довольно далеко, за квартал, наверное, затихал автомобильный мотор. Мощный, не легкового автомобиля. Грузовик или автобус. Впрочем, автобусов в городе не было. И затих он не до конца. Человек бы ничего не услышал - Кир вот явно и не услышал, но Робин улавливал среди негромких уличных шумов шорох колёс. Грузовик шёл "на маховике", Робин читал про такой способ. Его рекомендовали в одной из последних столичных инструкций для оперативных групп. Некоторые типы машин могут таким образом почти бесшумно проехать до трёх сотен метров.
- Кто-то крадётся. Машина. Сюда.
- Крадётся? Машина?
Робин попытался сформулировать более развёрнуто, и в этот момент грузовик появился из-за угла и замер напротив входа в комиссариат. Угловатые серые пятна осколками по тускло-зелёному, кокарда пограничной стражи на дверце кабины. Полный кузов бойцов, на всех каски, в руках - карабины с примкнутыми штыками.

Прежде чем Робин успел что-то сказать, пограничники уже мчались по мостовой, стремительно и разнонаправленно, как рассыпанные бусины. Кто в парадный вход, кто к боковым дверям, кто к задним, кто к воротам гаража.

В сосредоточенный ровный гул работы комиссариата вплёлся грохот множества сапог, стук распахиваемых дверей, властные командные выкрики. Тут и там начали раздаваться ответные возмущённые крики, кого-то уже били, кажется, даже прикладом. Выстрелов пока, к счастью, не раздавалось.

Робин и Кир успели лишь обменяться взглядами. Что делать, никто из них не сообразил, оба лишь успели, не сговариваясь, отодвинуться от стеклянной двери, вжавшись в простенки, чтобы изнутри их не было видно.

Это, конечно. не помогло - кованые подошвы пробарабанили по лестнице, мимо и дальше по коридору, но дверь на балкон, жалобно звякнув, открылась, и появился пограничник. Худой, невысокого роста, с оспинами на носатом лице. Каска надвинута по самые глаза - вид был одновременно нелепый, но и угрожающий.
- Стоять! Что тут делаете?!
- Курим, - Кир осторожно поднял руки перед лицом и покачал правой, между пальцами которой дымилась сигарета.
- Вы откуда?
- Особый отдел.
- Чего? Где сидите, спрашиваю!
- Кабинет двенадцать, - Кир миролюбиво улыбнулся, - Всё нормально, служивый, мы без оружия, бычить не собираемся. Охолони.
- Разговорчики! Двигай в кабинет двенадцать. Шевелись! Руки на виду держать! Этот... что, тоже ваш? - пограничник кинул презрительный взгляд на Робина.
- Наш.
Пограничник снова посмотрел на Робина, уже внимательнее. Потом молча сделал шаг назад и мотнул головой, показывая дорогу.

До кабинета они не дошли. С первого этажа внезапно ударил выстрел, за ним раздался многоголосый рёв и совершенно явно началась схватка - удары, ещё выстрелы, звон, хруст, крики боли и ярости. Робин остановился и хотел что-нибудь сказать, сам не успев сформулировать, что именно, но в голову за правым ухом врезался железнодорожный состав, потолок улетел куда-то в сторону и стало темно.

Сознание вернула искра белой боли, пробившая череп. Потом, спустя миг, ещё одна.
- Ай! - крикнул Робин.
- Жить будет, - это был голос Кира. А источником боли, как обнаружил Робин, открыв глаза, был палец Кира, которым тот тыкал Робина за ухом, - Черепушка вроде не треснула, даже не кровит нигде. Шишка вырастет, и все дела.
Робин огляделся. Он был в кабинете, на своём стуле. Кир сидел перед ним на углу стола, рядом лежала открытая аптечка. Из одного угла мрачно зыркали оба Хюгге - отец скорее испуганно, сын растерянно-злобно. В другом, неловко прислонившись к стене, притулился носатый пограничник. Без каски, карабина и ремня. Руки его был сведены за спиной - очевидно, связаны. Очевидно, ремнём. Карабин держала на коленях Бригита. Она сидела, подобрав под себя ноги, на стуле, придвинутом к стене сбоку от окна, и не сводила с пограничника взгляда. Было невероятно тихо. Самым негармоничным элементом окружающей действительности была Крюгер, которая спокойно, со своим неизменным высокомерно-недовольным лицом заваривала себе чай. Словно ничего не случилось и в кабинете идёт обычная утренняя планёрка.

- Что было? - проскрипел Робин. Голосовые связки почему-то слушались не очень хорошо.
- Ой, косматый, что было... - Кир помотал головой, - Короче, ночью погранцы устраивали очередную облаву на мародёров и неблагонадёжных элементов. И под горячую руку прислонили к стенке одного нашего. Из констеблей. Заусс - может, помнишь его.
Робин кивнул. Усатый Заусс был личностью колоритной, и хотя по службе большими успехами вроде не блистал, был всегда заметен, за счёт чего считался чем-то вроде души компании. Если, конечно, констеблей можно считать компанией - уж слишком они были неоднородны.
- Ну вот, - продолжил Кир, - И кому-то из начальства стукнуло, что мы можем поднять бузу, так что он распорядился взять комиссариат под контроль. Превентивно, так сказать. А эти гаврики, - он пренебрежительно фыркнул в стороны связанного, - они только браконьеров на островах вязать и умеют. Кто-то из констеблей попёр буром на стволы, в него стрельнули - и понеслась.
- Кто понеслась?
- Пизда по кочкам, косматый. Расклад сейчас, короче, такой. Человек пять жмуров - наших и ихних - дюжина раненых. Погранцы из здания дристанули, но, заразы, организованно. Дисциплина, етить. Короче, заняли дома по периметру и типа в осаде нас держат. Что будет - не знаю. И да, к окнам не подходи - пуляют по окнам.
- А со мной-то что?
- А наш отважный воин, когда завертелось, счёл самой большой угрозой страшного ушастого хэль. Ну и прописал тебе прикладом. Хорошо, вскользь пришлось, а то бы дыню проломил как нефиг делать. Ну а я его повинтил. Там на этаже ещё стреляли - какой-то псих начал наших валить безоружных, ну... короче, пока всё спокойно, но что делать - неясно.
- Скорее всего, пограничники стянут сюда все силы, - сказала Крюгер ровно таким же спокойным голосом, что и всегда, - При этом они утратят контроль над городом, и не факт, что сумеют потом его восстановить, но, скорее всего, их командование сейчас об этом не задумывается. Их больше, у них есть тяжёлое оружие, так что, по моему мнению, больше пары часов мы не продержимся. Опять же, если это будет полноценный штурм, жертв не избежать. А после штурма они будут в ярости - всех, конечно, не перебьют, но прежде чем командиры восстановят дисциплину, многих из наших уже не станет. В городе есть констебли, которые находятся в патруле. Мы видели в окно сигнальную ракету - патрули будут собираться вместе по протоколу экстренных действий. Но это человек двадцать, с тем оружием, которое они сумеют добыть в городе. Фактор скорее беспокоящий для пограничников, чем реально грозящий им.
- То есть, - подытожила Бригита, поправляя карабин на коленях. - Всё очень плохо. Надо уходить.
- Через канализацию, - понимающе кивнул Робин. - Они не знают город так, как его знаем мы.
- Именно, - хлопнул в ладоши Кир. - И ждали мы, в общем, только тебя. Идти можешь?
- Сейчас попробую... - Робин попытался встать на ноги.

И, несмотря на боль в черепе, у него это получилось.
Tags: contemporary fantasy, перехваты, провинциальный комиссариат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →