Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Categories:

0221. Бригита. Замыкание сердца

С домом что-то было не так, и чтобы заметить это, не требовалось обладать остротой зрения хэль. Ни в одном окне не горел свет. По нынешним тревожным временам это не сказать, чтобы было чем-то удивительным, но всё же настораживало. Все окна соседних домов, выходящие на этот, были плотно зашторены, будто соседи не хотели его видеть - вот это уже был куда более пугающий признак. И соседей можно было понять - от дома будто бы исходил смрад, но визуальный. Что-то, что не заметно глазу, но заставляет испытывать отвращение и нежелание смотреть дальше.

Несколько дней назад в этом доме всего лишь была нехорошая квартира. Одна, на втором этаже. Сейчас, похоже, нехорошим стал весь дом. Настолько нехорошим, что даже пересечь улицу и подойти к нему казалось откровенной глупостью, не говоря уже о том, чтобы войти внутрь.

Бригита порылась в вещах, которые выдал ей Робин. Ну да, разумеется - он не мог не подсунуть оберег. Стандартный, но остальные им там и в самом деле сейчас нужнее. Бригита накинула цепочку с треугольным амулетом на шею прямо поверх пальто. Так, теперь немного подумать. Совсем немного - время не ждёт. Почему локальная аномалия - странная, но вполне слабенькая - могла распространиться на всё здание за такой короткий срок? Один из вариантов - наиболее, пожалуй, вероятный - что здесь и в самом деле, как предположил Робин, точка повышенного напряжения альфа-омега поля и она естественным образом реагирует на общее его усиление по городу. Это хорошие новости - значит, отсюда и в самом деле можно будет почерпнуть дополнительную энергию. Плохие новости в том, что... Да, блин, во всём остальном!

Поняв, что начинает подсознательно тянуть время, Бригита решительно вытащила фонарь и зашагала через дорогу. У подъезда остановилась, щёлкнула выключателем, проверив батарейку. Батарейка была почти полной, судя по яркому белому лучу.

Дверь открылась без скрипа и неожиданно легко. Посветив вверх, Бригита обнаружила, что пружину сняли, она болталась на одном гвозде. Дверной косяк был поцарапан и весьма характерно - в спешке вытаскивали какие-то габаритные вещи. Ну что ж, хотя бы часть жильцов успела сбежать из дома, почуяв неладное.

Внутри было холоднее, чем на улице. Сосущий влажный озноб, который леденил сразу кости, минуя, кажется, кожу и мышцы. Луч фонарика выхватил из темноты дверь квартиры консьержки - она была распахнута настежь, на полу темнели какие-то пятна. Время, нет времени, сначала установить резонатор, потом уже - всё остальное. Тем не менее, проходя мимо, Бригита посветила внутрь. Источником пятен оказалась тонкая узорчатая чашка - она лежала на полу у самого порога. Не разбилась, благодаря пушистому придверному коврику.

Холодная влажная темнота давила. Дверь на улицу была всего в нескольких шагах за спиной, но казалось, что до неё не меньше сотни метров.

Лестница. По ступенькам рассыпана какая-то бытовая мелочь - похоже, на бегу открылся второпях набитый чем попало чемодан. Поднимаясь вверх, Бригита обратила внимание, что лестница не скрипит. А ведь она была изрядно скрипучей. Вообще, если задуматься, оказавшись внутри дома, она не слышала больше никаких звуков. Даже собственного дыхания. И сердцебиения. А уж его-то точно должна слышать - сердце колотится, как бешеное.

И как только она подумала о звуках, сверху донёсся негромкий стон. Это было настолько неожиданно, что Бригита чуть не уронила фонарь. И зашагала быстрее.

Человек лежал на лестничной площадке второго этажа, точно посередине. Кажется, он потерял ориентацию и не мог понять, где выход - двигался то в одну сторону, то в другую, но практически сразу же прекращал и менял направление. Сколько же он тут уже? И как не замёрз насмерть? Это был крепкий и здоровый мужчина, но из одежды на нём были только сатиновые трусы с чернильным штампом сбоку и домашний тапочек. Левый. Правый лежал в нескольких шагах, у открытой двери квартиры, расположенной напротив той, куда было нужно Бригите.

Человек дёрнулся навстречу лучу, уставившись в него стеклянными глазами. Несмотря на яркий свет, он не моргал и, кажется, даже зрачки у него не сузились. Бригита с содроганием поняла, что он слеп и среагировал на тепло фонаря. Что же делать? Тащить наружу? На это уйдёт время, непозволительно много времени. К тому же, если здешний холод может быть всего лишь иллюзией, то на улице он самый настоящий - и убьёт бедолагу быстрее, чем получится найти помощь.

Человек протянул к Бригите руку - бледную, безвольно колышущуюся влево-вправо, как трава под водой. Закусив губу, Бригита решительно перешагнула лежащего. Сначала резонатор. Потом всё, может быть, наладится само. А если и нет - по крайней мере, время не будет давить.

Дверь в нехорошую квартиру была покрыта тонким налётом инея. Поддалась она не с первого раза, хотя замок был сломан Киром ещё при первом визите. Изнутри дохнуло мертвящим льдом - у Бригиты перехватило дыхание и на мгновение парализовало всё тело, будто она окунулась в прорубь. Луч фонаря не проникал внутрь, рассеиваясь в чёрном воздухе на расстоянии пары ладоней от стекла. Бригита перехватила саквояж с инструментами поудобнее и потрогала оберег. Он был точно такой же температуры, как и пальцы, так что сначала даже показалось, будто его нет, а рука ощупывает затвердевший воздух.

Было страшно. Очень-очень страшно. Но, собравшись, Бригита таки шагнула через порог. Вот это точно было похоже на прыжок в прорубь - тьма окутала её, выбив все чувства и словно даже лишив опоры и веса. Лишь через несколько секунд удалось осознать, что она всё же стоит на ногах, и пол давит через подошвы ботинок, как ему и полагается. Фонарь светил ровно настолько, чтобы можно было разобрать содержимое саквояжа. Присев на корточки, Бригита поставила саквояж на пол, открыла и нашла завёрнутый в четыре слоя свинцовой фольги портрет. Они так и не успели его обследовать, как собирались.

Рамка. Точно, нужно найти точку силы, то место, где ткань пространства наиболее тонка. Робин говорил, что она будет как бы отдавать в руку. Неясно, что он имел в виду, но явно не то, что почувствовала Бригита, взяв устройство - рамка дёрнулась, как живая, и бешено завращалась. Понятно. Всё равно что сунуть комнатный термометр в доменную печь. Может, раз здесь так много энергии, резонатор можно просто положить на пол и можно уходить?

Нет, периметр. Чтобы энергия потекла в чашку резонатора, а из неё в другую точно такую же на другом конце города, надо ограничить её. И направить. Для этого нужна лента и булавки. Бригита отбросила рамку, вытащила моток ленты, но он выскользнул из пальцев и покатился по полу. Кажется, руки всё же закоченели, хотя она этого и не заметила. Разматываясь на ходу, лента змеилась, как живая, её будто что-то дёргало сразу во все стороны. Булавки, которыми её надо крепить, тонко зазвенели и начали сами собой всплывать в воздух. Отброшенная рамка, дребезжа, запрыгала на месте вверх-вниз, с силой ударяясь о паркет.

А потом стало ещё холоднее, хотя казалось, что дальше некуда.

И Бригита увидела в непроглядной кромешной тьме, дальше, чем доставал луч фонаря, дальше, чем, насколько она помнила, располагались стены комнаты - её. Высокую красивую женщину с чёрными волосами. Из свёртка свинцовой фольги на пол со стуком выпала рамка портрета. Пустая.

- Кажется... - голос на удивление не изменил Бригите, хотя изрядно сел. - Кажется, я нашла источник. И теперь с этим надо что-то делать. Начнём с начала. Кто вы и как вас зовут?
Про себя Бригита подумала две вещи. Что ей положена охуенная медаль во всю грудь - за отвагу. И слабоумие. И что она, кажется, просто не может уже больше бояться.

А потом источник ответил ей.
Tags: contemporary fantasy, перехваты, провинциальный комиссариат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments