Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Categories:

0222. Робин. Волки

Всё было не так с самого начала. Даже с учётом поправки на общую нервозность. Настолько не так, что Робин чуть было не сказал, что всё отменяется. Сдержался лишь потому, что отменять операцию было в любом случае опаснее, чем проводить её. То, что что можно было бы пафосно назвать дырой между реальностями, росло слишком быстро, увеличиваясь с каждым рвущимся сюда призраком. И плевать, что в реальности это была не дыра, а ровно наоборот - на порядки увеличенная концентрация одной из составляющих реальности - итог это не меняло. Ещё несколько дней, край - неделя, и скорость роста этой опухоли достигнет порога почти мгновенного распространения. Вряд ли накроет весь город - тут он скорее поддал драматизма, чтобы лучше убедить Кира - но не меньше половины точно. Самой населённой половины.

Поэтому откладывать было нельзя. Но и продолжать было страшно. Робину казалось, что с той стороны с нетерпением ждут, когда он закончит. Это было непонятно - ведь он, по идее, как раз возводил барьер, а не распахивал дверь. Но ощущение было отчётливым, причём всё более отчётливым по мере приближения работы к концу. И это пугало - значит, он чего-то не предусмотрел.

Когда Робин был уже готов замкнуть контур - на этот раз тройной, для надёжности - к нему подошёл Кир.
- Ты это... про чувака того говорил, что на квартире твоей в книжках копался.
- Бэккет?
- Ну да. Как считаешь, он может здесь появиться?
- Ну... вообще, наверное, может. Он таким интересуется. По его словам. А что?
- А вот что, - Кир протянул бумажку с кривой надписью "Бирегись очкастово", - Это мне в часы подкинули, пока вы с мышью за инструментами ходили. Думается, один из шкетов. А это значит, они знали...
- Куда я иду. И зачем, - перебил его Робин, - И Бэккета знали.
- Последнее неудивительно - он, если верить твоему описанию, тип приметный. Ладно, про это про всё потом. Меня вот что беспокоит - может ли он нам помешать?
- Зачем?
- А я хрен знаю, зачем? Пацанва меня зачем-то решила предупредить.
Робин подумал. Руки продолжали без участия мозга сплетать шнурки и пробрасывать их хитрым узором через набитые в стену серебряные гвозди. Крыс на этот раз не было - и жалко их, да и смысла нет. Напряжённость альфа-омега поля Робин чувствовал кожей - и, кажется, не только он.

Оставалось последнее - полпяди контура и замкнуть второй конец косички шнуров на резонатор. В руках ощутимо закололо, шнуры будто сами потянулись в нужную сторону. Контур стремился замкнуть себя, что полностью противоречило всем его естественным свойствам.

Что-то надо было сказать Киру. Он смотрел, явно ожидая ответа. Да, верно, он же спрашивал про Бэккета. Пальцы дёргало, будто через них пропускали электрический ток, постепенно увеличивая напряжение. Или силу тока? Убивает ведь не напряжение и не мощность, а сила тока. Робин мотнул головой - что-то не то лезет в голову, а секунды утекают.

- Смотри сам. По сторонам. Он может.

Вышло не очень связно, но больше Робин в любом случае ничего сказать не успел. Рука со шнурами, от которой он отвлёкся всего на пару мгновений, сама склонилась к чашке резонатора и замкнула контур.

Волки были здесь и бросились они сразу. Хюгге-младший выстрелил - сноп пламени из дула обреза почти достал первому из волков до оскаленной морды. Звука, что странно, почти не было слышно, зато вонью пороха комната наполнилась разом вся. Шнуры вспыхнули и задрожали, их подняло в воздух. Контур трясся, почти срываясь с гвоздей.

Надпиленная серебряная пуля прошла стаю навылет - Робин вроде даже увидел, как искривилась её траектория, когда она криво сплющилась в черепе первого волка, а потом пошла кувырком, отклоняясь всё дальше в случайных направлениях с каждой поражённой целью. Только сейчас Робин понял, что на этот раз тварей не четверо, а гораздо больше.

Выстрел на мгновение осадил натиск зверей. Хюгге-младший кривился - отдача обреза, судя по всему, больно пришла в запястья - но быстро отработал затвором и выстрелил второй раз, чуть в сторону, чтобы зацепить как можно больше нетронутых мишеней.

- Ну чего?! - рявкнул Кир.
- Пока ничего! - мотнул головой Робин. Резонатор был недвижим.
- Что-то мышь не торопится!
- А у неё там не сильно проще! Чем тут!

Пока они пытались перекричать странную ватную тишину, глушащую все звуки, кроме дребезжания контура, Хюгге-младший успел опустошить магазин и теперь лязгал затвором вхолостую, щёлкая бойком в брызжущие пеной морды, упирающиеся в невидимый барьер на расстоянии пары ладоней от дула. Все пять пуль нашли цели, каждая не по одной, но визуально стая поредела не сильно.

- Держи их как можешь! - крикнул Кир в ухо Робину и скрылся у него за спиной.

Легко сказать - "держи". Держал волков барьер. Ему для этого требовалась энергия. Которой было мало и с каждым мгновением становилось ещё меньше. Робин с этим сделать не мог ровным счётом ничего. Теоретически, если вспомнить старые методы, о которых говорил Бэккет, можно напитать барьер силой чьей-нибудь жизни - сиречь, совершить жертвоприношение. Желательно - человеческое. Робин очень не хотел этого делать, а вдобавок и не знал, как это делать.

Один из шнуров в контуре звучно лопнул - этот тугой щелчок был слышен очень явно, в отличие от прочих звуков. Резонатор был недвижим. Ну где же Бригита, что она там копается? Собственный аргумент, что ей там тоже тяжело почему-то больше не казался Робину весомым.

Затрещал и начал поддаваться второй шнур, контур вывернуло жгутом, потом по нему пошла стоячая волна. Нитки трещали, лопаясь одна за одной. Хюгге-младший выронил обрез и начал отползать назад прямо на стуле, перебирая ногами и скользя ножками по паркету. Он что-то бормотал - или, может, кричал - слышно его всё равно не было. Хюгге-старший продолжал оставаться в пьяном забытьи - самый счастливый человек в комнате.

Робин трясущейся рукой взял из стойки на буфете кухонный нож. Развернулся в сторону Хюгге-младшего. Теоретически, основной носитель энергии жизни - кровь. Наверное, надо будет перерезать крупный сосуд. Или, может, горло - душа находится в горле, под кадыком. Горло. К горлу подкатывала тошнота - Робин уже не очень разбирал, от страха или от того, что он собирался сейчас сделать.

Из стены вылетели несколько серебряных гвоздей, взыкнув, как пули, через комнату. Контур хлопнул, как сорванный парус, и волки влетели внутрь. Точнее, вылетели наружу. Внутрь комнаты, наружу контура. Оба Хюгге исчезли под массой искрящейся шерсти, в стороны полетели клоки красного. Робин взмахнул ножом.

Кровь хэль - сильный источник. Несколько капель, попавшие на шнуры, сверкнули алой вспышкой, и контур заревел, восстанавливая форму. Ненадолго, всего на пару ударов сердца - а сердце у Робина сейчас колотилось часто - но этого хватило. Волков потянуло назад, внутрь контура, словно в жерло мясорубки, они выли и лязгали окровавленными зубами.

Робин шагнул вперёд и хотел связать лопнувший шнур. Проклятая рука, по которой он полоснул, не поднималась. Сияние крови мерцало и начало гаснуть. Нескольких капель слишком мало. Робин понял, что сейчас произойдёт, и у него подкосились ноги. Потом из серой гулкой пустоты донёсся голос Кира:
- Отойди-ка, косматый, у меня пулемёт.

Робин шатнулся в сторону, и Кир шагнул вперёд, становясь на его место. В руках он держал громоздкое коробчатое оружие с двумя короткими толстыми стволами, двумя магазинами-"улитками" и кургузым прикладом. Приклад он до белых пальцев вжимал в плечо, а ноги расставил так, чтобы быть максимально устойчивым, как борец на ковре.

А потом Кир нажал сразу оба спусковых крючка.

Даже несмотря на его массу и позу, его ощутимо качнуло назад. Робина почти ослепило факелом пламени, ударившим из стволов. Гильзы летели непрерывным двойным фонтаном, рассыпаясь по комнате. Из контура летели клочья шерсти, тягучие чёрные капли и какие-то осколки. Робин качнулся вперёд и, превозмогая слабость в руке начал завязывать концы лопнувшего шнура. Кровь текла из разреза на контур, шипела и светилась.

Момента, когда у Кира кончились патроны, Робин не заметил - у него плыло перед глазами и тонко красиво звенело в ушах. И очень хотелось спать. Потеря крови - дело такое. Он почувствовал, как его волокут назад, и не стал сопротивляться. Кир усадил его на полу, прислонив к стене, Его пулемёт лежал рядом в груде гильз, исходя сизым дымом. Вот и всё, в принципе. Кровь - источник сильный, но недолгий. Это не целая жизнь. Наверное, надо сказать, чтобы Кир отнёс его обратно к контуру, и там...

Волков осталось двое. Они стояли бок о бок у самого контура и неотрывно смотрели на Робина. Он поднял глаза и встретился с ними взглядом. "Хрен вам", - пробормотал он одними губами, - "Я сейчас встану и запитаю контур. И вам хана".

И тут же понял, что не встанет. И не запитает. Глаза смыкались, подкатывала уютная сонная тьма.

И только в последнее мгновение перед тем, как провалиться в обморок, он увидел, как чаша резонатора подпрыгнула раз, потом другой, а потом мелко завибрировала, наливаясь ледяным голубым светом.
Tags: contemporary fantasy, перехваты, провинциальный комиссариат
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments