Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Categories:

Подъём с глубины

А я, уважаемые дамы и господа, похоже, достаточно выспался для того, чтобы мозг вышел из состояния анабиоза, в котором он обычно находится. И это знаменательное событие нельзя не отметить. Первый раунд отмечания завершился пару часов назад - это была приборка помещения. Не капитальная, но всё равно приятная глазу своими последствиями. Второй раунд планируется ознаменовать вытаскиванием из анабиоза эпической космооперы, известной в данный момент под рабочим названием "Кластер". И тут как-то внезапно встал вопрос - в какую сторону его разворачивать? Ибо с одной стороны легче и бодрее всего пишутся боевые эпизоды про превозмогание, и пару раз мелькала мысль именно боевиком это и сделать, вопреки первоначальному замыслу. Первоначальный же замысел состоял в том, что боевые сцены - это просто флэшбэки главного героя, а само действие происходит два года спустя, когда он прибывает на отдалённую научную станцию, и там оказывается в центре сюжета триллерно-психологического. Сюжеты триллерно-психологически я люблю, однако писать их не умею. Красивые сцены отдельные написать - не вопрос, а вот что-то длинное и связное. В общем, я к чему это всё? А к тому, что цель данного поста - поныть и пожаловаться показать пару отрывков из готового. Это кусочки именно "непревозмогательного" сюжета - с превозмоганием можно ознакомиться в предыдущих записях по тэгу "кластер" (конкретнее - здесь и здесь). Так вот, вопрос с целью придания мне мотивирующего пинка - куда лучше рулить шедевр? Как запланировано или же в чистый боевик (а имеющиеся небоевиковые куски приморозить для спин-оффов и сиквелов)?

Ну и да, похвастаться тоже хотелось, конечно. Я вот сейчас перечитал имеющееся (и то, что ниже, и остальное, что пока не выкладывалось) - а ведь хорошо вполне (ну, если учитывать, что это пока таки рабочая версия, недошлифованная). Ещё бы это как-то воедино связать...

ЭПИЗОД 1
Дверь медицинского кабинета, в отличие от всех прочих, которые Боб успел увидеть на Фрине, скользила в пазах совершенно бесшумно. Лефевр сидел за столом и листал содержимое толстой пластиковой папки. Он не услышал Боба — мягкое ковровое покрытие, более плотное, чем в прочих помещениях базы, намертво глушило шаги. Пришлось осторожно кашлянуть в кулак, чтобы привлечь его внимание. Лефевр оторвал взгляд от папки и широко улыбнулся. Искренне и добро.
- Ну привет, Боб. Давно не виделись.
- Приблизительно шестьсот суток.
Лефевр поднялся из-за стола и пожал Бобу руку.
- Садись, в ногах правды нет. Пить будешь?
Боб отметил, что к ящику стола Лефевр потянулся ещё до того, как услышал ответ - очевидно, вопрос был чистой формальностью. Отметил Боб и то, что глаза Лефевра были покрыты паутинкой лопнувших сосудов, а крылья носа слегка отдавали бордовым. Лефевр пил, и довольно давно. Впрочем, этому вряд ли имело смысл удивляться — Фрина наводила тоску на всех, кроме, разве что, профессора Гриммера.
- Давай, - Боб кивнул, - Как сказал бы типичный юнит Кластера из ваших земных фильмов - «Совместная алкогольная интоксикация является земной традицией и необходима для проведения некоторых социальных ритуалов»
Лефевр фыркнул. На свет из ящика стола появилась бутылка синдикатовского «Звёздного скопления». Дешёвая синтетика, и притом довольно мерзкая на вкус. Боб повёл носом: похоже, дела на Фрине и в самом деле шли не лучшим образом, или же Лефевр спился до той степени, что качество употребляемого его перестало волновать. Неизвестно, какой вариант противнее. Немного поразмыслив, Боб решил, что всё-таки второй. Думать о Лефевре, как о конченном пьянице ему не хотелось.
- Ну давай. С прибытием, - Лефевр тем временем разлил алкоголь по паре рюмок, появившихся из того же ящика.
- Твоё здоровье, - Боб опрокинул дозу, постаравшись не задерживать жидкость в рту. Резкий керосиновый запах, однако, всё равно успел шибануть в нос.
- Хорошо пошла, а? - Лефевр выглядел совершенно невозмутимо, будто выпил рюмку воды.
- Ну так... неплохо, да.
- Так всё же. Возвращаясь к вопросу о том, почему тебя сюда запихнули. Тебе хоть что-то объяснили?
- Разумеется. Представитель кластера был отправлен потому, что удалённого администрирования оказалось недостаточно, а именно меня выбрали, так как я — единственный юнит, лично знакомый хотя бы с одним из местных обитателей. То есть, с тобой.
- Удалённого администрирования оказалось недостаточно, говоришь? Это ты об убийстве Розы Аки?
- Именно. А что, у вас случалось что-то ещё аналогичной значимости?
- Да нет, мне просто интересно, зачем Кластер может сунуть нос в убийство одним синдикатовцем другого. Наше начальство, к примеру, этому инциденту какого-то особенного внимания не уделило. Дело бытовое.
- Особенно у Синдиката.
- Аминь, - Лефевр рассмеялся. Довольно желчно и цинично. Впрочем, он врач — говорят, врачам такое свойственно.
- На самом деле всё несколько проще. Дело не только и не столько в том, кто кого убил, сколько в том, что на Фрине, пожалуй, наиболее стабильная обстановка из всех синдикатовких территорий, ныне контролируемых победителями.
- Понятно дело, что стабильная. Из-за чего тут драться - не из-за библиотеки лирических баллад же, в самом деле?
- Исходная Функция учит, что для человека наиболее важным приоритетом является идеология, и поэтому, даже если нет материальных поводов для конфликта, но имеются мировоззренческие, конфликт с высокой вероятностью произойдёт. На Фрине мы имеем нетипичных синдикатовцев - то есть, по большей части, учёных и наёмных работников. Совсем не тех, что принято показывать в пропаганде. Рядом с ними обитает гарнизон Федерации почти равный по численности персоналу станции. Гарнизон состоит по большей части из военных, причём ветеранов-фронтовиков, воевавших с Синдикатом. Они все, наверняка, замечательные люди, но с точки зрения синдикатовца, особенно лабораторного мышонка - точь в точь злобные земляне из пропаганды. Грубые, склонные к насилию и вооружённые до зубов орки.
- Орки?
- Мифические существа из старых книг. Представь себе, как выглядит земной десантник в глазах кабинетного затворника - узнаешь, как выглядит орк. Не обращай внимания, я просто по привычке использую слова и понятия, которые за пределами Кластера являются архаизмами.
- Исходная Функция уделяет много внимания просвещению юнитов, а?
- Ты же не думаешь, что мы всё время проводим в качестве её сопроцессоров? Исходная Функция делает идеального человека - таким, каким она его себе представляет. И в её представлении идеальный человек обладает обширными знаниями в самых различных областях. Есть в этом что-то античное.
- Античное? Впрочем, бог с ним, проехали. Ты там что-то про Фрину и её обитателей говорил.
- Да я уже практически всё сказал. С одной стороны у нас побеждённые, причём те их представители, которые были забитыми и непрестижными членами общества даже когда общество не было побеждено. С другой - победители, да ещё и прямиком с войны. Ещё стволы карабинов не остыли. Довольно хрупкое равновесие. Можно было ожидать различных конфликтов и проявлений насилия, но их пока не случалось - вероятно, из-за явно доминирующей позиции одной стороны. Тем не менее, нельзя забывать, что синдикатовцы есть синдикатовцы. У них «человек человеку волк» впитано, что называется, с молоком матери. Они могут бояться, но это не значит, что они не опасны. В лицо улыбаются, а в спину... сам понимаешь. Поэтому в ситуации с убийством возможны самые неприятные неожиданности.
- Теоретические построения ваших аналитиков на основе докладов юнита Сельфи? Ну-ну. На самом деле у нас здесь всё несколько сложнее.
- Я догадываюсь. Именно поэтому я здесь. Исходная Функция, как ты понимаешь, тоже не полагается стопроцентно на эвристический анализ. Наблюдение было, есть и будет единственным способом поверки любых логических построений.
- Она здесь что, социальный эксперимент проводит?
- Не отрицаю и такой возможности. Человеческое общество - сложная система, оперирующая размытой логикой, поэтому построение его окончательной и полностью достоверной схемы невозможно. Всегда будут нужны поправки и уточнения, а значит, любой фактический материал полезен. Однако я придерживаюсь мнения, что Функция не настолько жестока. По крайней мере, мои инструкции, полученные при отправлении, содержат пункты о возможности вмешательства для предотвращения критических ситуаций. Де-юре я не наблюдатель. Я - полномочный представитель Кластера.
- А комендант об этом знает?
- Он не спрашивал.
Лефевр усмехнулся:
- То есть иногда вы, штекеры, всё-таки изображаете из себя роботов с машинной логикой, да? Когда вам это выгодно.
- Нет. Когда это делает ситуацию более интересной. По крайней мере, так поступаю я.
- То есть всё-таки ты хочешь сказать, что официальные полномочия у тебя имеются?
- Считай, что да. Получить их, при необходимости, не составит большой проблемы.
- Если будет связь, - Лефевр снова усмехнулся, на этот раз заметно более криво.
- А что, у коменданта есть повод ограничивать мой канал?
- Повода, может, и нет - пока - но право точно есть. Раз уж мы вытащили на свет термин «де-юре», стоит напомнить, что он здесь - первый, главный и единственный. Как капитан на корабле. И, скажу тебе по секрету, он немного одержим манией контроля. Довольно распространённая профессиональная деформация старших офицеров, особенно флотских.
- Так что, если ему покажется, что штекер по имени Боб что-то стал зарываться, он не постесняется устроить ему помехи на линии просто так, из вредности - ты это хочешь сказать?
- Примерно так. Ладно, что мы всё о грустном? Давай-ка дёрнем ещё по маленькой - за связь без брака.
Лефевр разлил пойло по рюмкам, и они выпили. Боб почувствовал, что в голове начинает шуметь и сделал себе пометку не увлекаться.
- Я тебе вот что скажу, Боб, - Лефевр наклонился вперёд - его тоже явно начало забирать, - Самое главное - это ладить с людьми и не высовываться. Это я тебе как врач говорю. У вас там, в Кластере, все друг друга понимают без слов...
- Отнюдь не всегда.
- Не важно, - отмахнулся Лефевр, - Я не об этом сейчас. Я о том, что вы там все открытые и с привычкой всё излагать сразу и начистоту, без экивоков. Следствие высокой информационной связности общества. А те, кто общается методами старинными, и в Сети проводит от силы час в день, и то по работе - они несколько более сложны в обращении. К ним подход нужен. Всякие социальные ритуалы, реверансы и прочая шелуха, которую вы так радостно сбросили и забыли. Так что будь скромнее. Не высовывайся, не попадайся часто на глаза вышестоящим, не забывай улыбаться и поддакивать. Иначе люди подумают, что ты зарываешься. Если так подумает простой синдикатовец из местных работяг - он просто запомнит это и промолчит. Не страшно. Если так подумает кто-то из десантуры - может двинуть в грызло. Тоже, в общем, невелика беда. А вот если так подумает комендант, то может внезапно случиться магнитная буря, которая вас с Сельфи от материнской опеки Кластера и отрежет, всерьёз и прочно. Усёк?
Боб кивнул.
- Ну вот и отлично. Ты, если что, держись меня, я тут всех насквозь вижу - благо, не только единственный на всю станцию нормальный врач, но и психолог единственный. Если что - посоветую, чего и как. Так что давай, за взаимопонимание. Как бишь у вас там говорят - «сигнал не остановить»?
Он потянулся наливать по третьей порции, и было заметно, что его движения замедленны и неточны. Как и всякого алкоголика, Лефевра быстро развозило.
Боб принял из рук Лефевра рюмку, отсалютовал ей и покрутил в пальцах. Подумал, стоит ли пропустить или просто притвориться, что выпил. Потом решил, что некоторая степень интоксикации не помешает - всё-таки больше на сегодня никаких ответственных дел не предполагалось. И выпил. На этот раз пойло почти не внушало омерзения.
- Кстати, - Боб вернул рюмку на стол, - А как у вас прижилась Сельфи?
- Сельфи? Да считай что никак. Удалённый доступ есть удалённый доступ - её тут и не видит практически никто, кроме коменданта. Ну да, появляется тут и там, проверяет служебную переписку по раскопкам, запрашивает копии докладов о чрезвычайных происшествиях да обозначает своё присутствие на официальных мероприятиях типа твоей встречи - ничего более. Местные вряд ли обращают на неё больше внимания, чем на антивирус или ещё какую резидентную программу. У коменданта, возможно, иное мнение, но он его держит при себе. По крайней мере, связь он ей ни разу не резал, насколько мне известно, и в доступе к данным не отказывал.
«Насколько мне известно, надо же,» - отметил Боб, - «Говорит уверенно - значит, известно ему довольно много. Он не системный администратор, а врач - может, просто заговаривается из-за того, что пьян? Возможно. Но запомнить стоит.» И он сделал себе очередную отметку.
- А десантники?
- А что десантники? Они с ней вообще никак не контактируют. Только видят голограмму время от времени. Сеть же у них своя, военная. Переносные терминалы и полная информационная изоляция. Сельфи туда, естественно, доступа нет.
- Но всё-таки они её иногда видят. Солдаты склонны обсуждать женские прелести.
- Солдаты склонны думать, что за голограммой фигуристой девицы может скрываться кто угодно. К тому же, им вполне хватает разговоров о местных синдикатовских сотрудницах - живых, материальных и, прости, без разъёма в затылке.
- И что, имеются сексуальные контакты?
- Вряд ли. Слишком уж десантников тут боятся. Скажем так - с венерическими болезнями и беременностью ко мне пока никто не приходил. Дел об изнасиловании, кстати, тоже пока не случалось.
- А дел об убийстве?
- Ты имеешь в виду, кроме инцидента с Аки? Нет. Были драки в первые пару месяцев. Потом прекратились, когда местные поняли, что лезть с кулаками на десантника - затея глупая и бесперспективная. Ещё был один случай применения оружия - кто-то из наших дал пару предупредительных выстрелов. Местные пытались то ли в медблок за какой-то дурью залезть, то ли в столовую за спиртным. Никто не пострадал, кроме потолочной проводки. Её до сих пор не починили, кстати.

ЭПИЗОД 2
- Ну, собственно, вот, - Гриммер заглушил двигатель и начал застёгивать парку.
Звездолёт высился над вездеходом, как разрушенная крепость. Бреши в обшивке, наполовину осыпавшийся внешний покров - броня? термическая облицовка? - лежавший диагональными рядами, как кирпичная кладка. Даже силуэтом корабль походил на замок со старой Земли - зубцы, острые башенки, контрфорсы. Силуэт явно не приспособленный для манёвров в атмосфере.
- Профессор, скажите, а он вообще для посадки на планеты предназначался?
- Не знаю. Я вообще не специалист в таких вопросах. Моё дело - библиотека, и только она. Технические подробности конструкции можете найти в отчётах Северова, это он подобным занимался.
- Северов?
- Да. Первый, кто начал здесь исследования. Тогда совет директоров Синдиката ещё надеялся извлечь из этих артефактов что-то, что было бы для них практически пригодным.
- Странно, что упоминания о нём не было в моём брифинге.
- Я, простите уж, не знаю, по каким принципам составляются ваши брифинги, так что ничего не могу сказать, но профессор Северов был на Фрине первым. Именно он обнаружил этот корабль и описал его, и именно он провёл здесь первые три года, изучая его устройство. Титаническая работа, которая дала исследованиям Предтеч информацию, пожалуй, самую значимую за прошедшее десятилетие.
- Тем более странно, что у меня нет об этом никаких данных.
- А я вам скажу, почему. Потому что здесь нет оружия, а двигатели и приборы слишком повреждены для того, чтобы дать какие-то новые сведения, помимо тех, что уже имеются у властей. Политиканы и золотопогонники ведь только этим интересуются. Пушки побольше и звездолёты побыстрее, чтобы соседи боялись. А то, что здесь впервые получены уникальные данные об организации быта Предтеч, об их досуге, о том, как они видели этот мир, в конце концов - это всё для них пустой звук и никчёмная трата денег. Естественно, что вы ничего не слышали - работа Северова вышла под рубрикой «для отраслевых специалистов». После того, как совет директоров понял, что ничего интересного для них здесь нет, финансирование было урезано и доступа к наиболее популярным серверам статье Северова, разумеется, никто не дал. Четыреста скачиваний за все прошедшие годы - и это при том, что никакого ограничения по допуску никто не устанавливал. Кстати, ваша Функция тоже загрузила копию. Спросите у неё - может, вам будет интересно почитать.
Боб кивнул и отправил запрос. Связь была нестабильной, поэтому менеджер загрузки показал, что на скачивание сжатой версии отчёта, с фотографиями в низком разрешении и без видеозаписей, уйдёт семь с половиной часов. Загрузка полной версии мигала иконкой «Не рекомендуется» и выдавала четырёхзначное число.
Гриммер продолжал что-то ворчать, пока они выбирались из кабины. Боб слушал в пол-уха - личные профессорские обиды и старые счёты к меркантильным сволочам, не понимающим важности фундаментальных исследований, его мало интересовали.
К самому большому пролому в борту корабля вёл пандус. Сейчас по нему струились потоки дождевой воды, поэтому подъём напомнил Бобу детские экскурсии в заповедные горы - там часто приходилось ходить по руслам ручьёв, поскольку тропинки были редкостью. Вот только в горах местность была гораздо красивее.

Внутри корабль выглядел не менее мрачно, чем снаружи. Представить его интерьер было сложно, так как мало что осталось в целости и на своих местах - удар, который выдержал прочный корпус, оказался слишком сильным для переборок и оборудования. Беспорядочная мешанина из остатков переборок и механизмов, сброшенных со своих мест и разбившихся, больше всего напоминала самую обычную свалку. Время стёрло цвета и мелкие детали, превратив всё в одну серо-чёрную муравьиную кучу. Единственное, что во всём окружающем напоминало о деятельности разумных существ, было сделано археологами. Проброшенные поверх неустойчивого хаоса пластиковые дорожки, фосфоресцирующие вешки, размечающие участки обследования, да осветительные приборы.
- А большой корабль. Считай что целый город летающий, - Боб обвёл взглядом нависающий над ними купол - внутреннюю сторону корпуса. Останки палуб свешивались вниз лохмотьями, похожими на рваное тряпьё - вот только размер у них был многометровый.
- Большой, - Гриммер рассеянно кивнул, - Предположительная численность экипажа - больше тысячи.
- И где же груз?
- В трюме. Опережая вопрос о том, где же трюм, отвечаю - прямо под нами. Ну, почти прямо. Пойдёмте.
Они пробрались по дорожкам глубже. Дорожки поскрипывали, но держались гораздо надёжнее, чем можно было бы предположить по их внешнему виду. По крайней мере, ни одна из них не шаталась.
Вход в трюм оказался совсем небольшим. Бобу отчего-то представлялись огромные ворота, способные пропустить погрузочный контейнеровоз - а здесь был просто люк. Большой люк, да - метра три в диаметре - но явно предназначенный для прохода персонала, а не протаскивания чего-то габаритного. Люк располагался в полу горизонтально, и к нему, кажется, когда-то даже вела сверху лестница - сейчас от неё, правда, осталось лишь несколько перекошенных ступеней. Боб присмотрелся и понял, что под обломками, окружающими люк, находится ровная поверхность. Они с Гриммером сейчас, похоже, стояли на единственной палубе, которая осталась целой.
- Что, трюм полностью нетронут?
- Да, - Гриммер кивнул, - Он представляет собой тридцатиметровую герметичную капсулу, и катастрофа корабля не оставила на нём практических никаких следов ни внутри, ни снаружи. Кажется, в отчётах Северова было упоминание о том, что трюм находился в центре корабля в чём-то вроде эластичного подвеса. И он был рассчитан на то, чтобы выдержать почти любое сотрясение - при необходимости, амортизируя его разрушением окружающих отсеков. Впрочем, сами почитаете.
- То есть, он... - Боб ещё раз, уже новыми глазами, осмотрелся. Похоже, всё было именно так. Тридцатиметровый саркофаг трюма рухнул вниз, и рвущиеся переборки смягчили удар. Все разрушения, которые они видели сейчас внутри корабля, были штатными - так и должно было быть. Неизвестные конструкторы изначально проектировали всю внутреннюю структуру с расчётом на то, что в критической ситуации она пожертвует собой ради спасения груза. Боб помотал головой, - Он был дороже, чем корабль. Дороже, чем экипаж, так? Он должен был уцелеть любой ценой, при любых обстоятельствах.
- Именно. Собственно, именно поэтому совет директоров так и вцепился поначалу в эти исследования - думали, что здесь будет что-то крайне важное. Важное в их понимании - оружие, приборы или, на худой конец, какие-нибудь научные данные.
- А тут оказалось что-то иное, так? Информация в Сети довольно расплывчата и противоречива.
- Да. Здесь оказалось нечто иное. Совсем неожиданное. И, увы - или к счастью - абсолютно неинтересное шишкам из совета.
- И что же это?
- Насколько мы смогли понять - библиотека. Точнее, некий массив текстовой информации, на основе эвристического анализа структуры которой можно с большой долей вероятности предположить, что она является структурированной подборкой текстов неутилитарного содержания.
- Профессор, вы издеваетесь?
- Нет. Пытаюсь говорить с вами на вашем языке.
Боб изо всех сил постарался сохранить доброжелательное выражение лица.

Текущий статус - 49.092
Tags: кластер
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →