Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Category:

Память крови

Очень-очень старый перехват. Старый - в смысле, давно придуманный, а написан только сейчас. Оно вообще-то юмористическим задумывалось, но там много-много пафоса и драмы - у меня не очень получается писать про них понарошку.

Техническое примечание: при наведении курсора на реплику, подчёркнутую пунктиром, всплывёт русский перевод. Всё, кроме английского, порождено гуглепереводчиком, так что просьба сильно не пинать (поправки от знающих языки, кстати, принимаются с удовольствием и благодарностью). Английский порождён мной, что, как вы понимаете, всё равно не гарантирует стопроцентной грамотности.
==================================

Картинка смотрится сочно и чётко, почти превращая экран в окно наружу - сложно поверить, что изображённое находится в километре отсюда. На экране змеёй уходит вдаль грязный окоп, набитый солдатами, отсверкивают между касками длинные штыки. Тесно, плечом к плечу стоят солдаты перед ведущими наверх лестницами. И все смотрят в одну сторону - вперёд и вверх. На высящийся над головой бруствер, за которым тихо. Мёртвая тишина перед атакой. Молоденький офицер, тиская в потной ладони хромированный свисток, кричит вдоль траншеи. Ему очень хочется быть важным, поэтому его голос рвётся, и воздуха не хватает, и слова тоже рвутся: "On my signal! The company! Will advance! And take over!.." Его никто не слушает. Солдаты слушают звенящую тишину за бруствером.

Телларианец отворачивается от экрана, не выдержав. Телларианцы вообще не очень крепки нервами и склонны к повышенному уровню эмпатии. Это мешает им быть хорошими бойцами - а секунды перед атакой, когда, бывает, срываются даже самые крепкие из землян, для них вовсе невыносимы. Даже при наблюдении со стороны. Телларианец стоит к экрану спиной, и графин в его руках дробно стучит о край стакана. "Спасибо," - говорит телларианец, и его голос, в отличие от рук, почти не дрожит, - "Спасибо, земляне. Без ваших людей мы бы не справились."

Земной атташе усмехается: "Союзнические обязательства, коллега, для нас не пустой звук. Конечно, пришлось приложить усилия - мы-то не воевали уже давным-давно, лет двести - но благодаря анализу генетической памяти отдельных этнокультурных групп, нам удалось вычленить те из них, которые были в этом ремесле особенно хороши, и воссоздать ключевые методы их действий."

С экрана раскатистой трелью бьёт свисток, и солдаты, разом сорвавшись с привязи нервного наряжения, бросаются вперёд. Вперёд и вверх. Из глоток рвётся мат, молитвы, проклятия, чьё-то одинокое "For Lord and the Queen!" Телларианец выключает звук.

Несколько минут спустя всё уже кончено. Атака безнадёжно захлебнулась на середине ничейной земли - широкой полосы грязи и пепла, отделяющей позиции землян от стен Чёрного замка. Да, у телларианцев в старом добром стиле завёлся настоящий Тёмный властелин. И сами они его, по понятным причинам, одолеть не смогли. Пока что не могут и призванные на выручку земляне - слишком уж давно они разучились воевать.

Атташе судорожно барабанит по клавиатуре терминала, проматывая пункты и подпункты плана операции, созданного на основе реконструированных образцов военной мысли. "Где-то здесь... Я же не мог это забыть... здесь... сейчас-сейчас... Вот! Воздух! Поддержка с воздуха!"

-Это будет красиво, - говорит он телларианину, включая звук экрана, - И совсем не страшно.

Синеву прозрачного телларианского неба, так похожего на земное, режет клин серебристых самолётов. Лучи солнца играют на полированном дюрале, и самолёты в них похожи на толстеньких рыбок с крыльями. Экран показывает командира эскадрильи - его лицо наполовину закрыто кислородной маской, а белый шлем делает голову похожей на воздушный шар. На шлеме сбоку нарисована большая звезда, кружок с трёхлапой метёлкой в нём и какие-то непонятные аббревиатуры. Командир эскадрильи смотрит вниз, кивает и показывает камере большой палец, затянутый чёрной тканью противоперегрузочного комбеза.
- Wizard Three-Five, this is Eagle One, I have a solid visual. Commencing attack, - штурмовик валится на крыло, заходя на цель. Голос командира эскадрильи спокоен и даже отдаёт ленцой - пусть вокруг хоть геена огненная разверзнется, но летун должен держать марку, это вам любой скажет.

Стены вражеской цитадели расцветают веерами трассеров. Серебристые рыбки самолётов один за одним срываются в пике и швыряют вниз редкий пунктир бомб и ракет. Заход, второй, третий. Рыбок всё меньше и меньше. Они натыкаются на трассы и, окутываясь дымом, пушистым и нестрашным отсюда, идут к земле. "I'm hit, goin' down. Transmitting coordinates." - голос командира эскадрильи так же спокоен и даже, кажется, отдаёт всё той же ленцой. Объятый пламенем двигатель, разбитые стёкла кабины и трещащая по швам конструкция - ещё не повод для истерики. Он заканчивает диктовать цифры и, кивнув, дёргает рычаг катапульты - и синее телларианское небо, почти такое же, как земное, принимает купол его парашюта.

Тем не менее, пехота на земле приподнимается, отрывается от грязи и смотрит бодрее. Им сейчас совсем немного надо, лёгкий толчок, чтобы покатиться в атаку снова. Атташе отчаянно трещит клавиатурой. "Как же это было?.. Вперёд... что-то там вперёд... поддержка чем-то ещё, не с воздуха..." Он чувствовал себя как студент, не подготовивший доклада - всё же от вида настоящей насильственной смерти, пусть даже на экране, люди отвыкли давно, поэтому мысли путались и застревали. "Что-то - вперёд... я же точно помню... вот только - что?.. Вперёд... вперёд... Танки! Я вспомнил! Танки - вперёд!"

- Infanterie, Luftwaffe... Was sie angemessen sind, wenn es keine Panzern? - ворчит майор, поправляя наушники. Они надеты прямо поверх фуражки - реконструкционное предприятие выдало мягкие шлемы, но майор отчего-то не стал надевать шлем. Что-то в нём показалось ему неправильным. Майор смотрит в триплексы командирской башенки, шипит сквозь зубы, потому что в крохотных стекляшках ничерта не видать, и, распахнув люк, высовывается наружу. Опирается локтями на броню, тянет носом прохладный воздух, почти не пахнущий солидолом, бензином и дыханием остальных четырёх членов экипажа. Улыбается. Смотрит вперёд - где закопались в грязь остановленные плотным огнём томми. Переключает тангенту на общую связь и говорит: "Vorwärts!" Танк катится, вдаливая в грунт телларианские полевые цветы, так похожие на земные, и за ним катятся его стальные братья. Прут, стреляя синим выхлопом, брызгая клочьями земли из-под гусениц. Майор улыбается.

- Они у вас прямо... прямо как по-настоящему. Всерьёз. - телларианец выглядит удивлённым и даже немного испуганным.
- Конечно, - кивает атташе, - Они не играют. Реконструкция включает в себя соответствующую психоиндоктринацию - современный человек не приспособлен для совершения таких действий, которые здесь требуются. Язык, даже мелкие привычки - оно всё почему-то становится другим. Древним. Как будто просыпается память предков.

Волна металла и людей катится вперёд сквозь огонь, оставляя за собой скомканные тела и жирно коптящие остовы танков. Остатки серебристых рыбок-штурмовиков клюют и клюют бастионы Чёрного замка. Баланс. Атташе смотрит на карту и понимает, что ситуация пришла к равновесию - жуткому динамическому равновесию, неостановимо перемалывающему жизни, но не склоняющемуся ни к одной из сторон. Теперь нужна последняя соломинка. Финальная гирька на чаше весов. Атташе медлит - на этот раз не потому, что не может вспомнить, нет. Что это за гирька, он помнит прекрасно. Ему просто очень не хочется прибегать к этому варианту. Но там, в грязи ничейной территории, сейчас гибнут люди. Сотни землян. Не понарошку - хоть происходящее и напоминало больше всего исторический фильм. Атташе трогает таблетку коммуникатора на воротнике и произносит вдруг севшим голосом - "Вариант 'Ветер с востока'. Начинайте."

- Ветер с востока? - телларианец удивлённо приподнимает бровь.
- Да. Была у нас давным-давно на востоке от центральных держав одна страна. Это когда ещё были страны. Странная страна с глупыми обычаями. Многие её не любили, многие наоборот - фанатично поклонялись и пытались подражать. И были в той стране могущественные существа, наделённые способностями практически сверхъестественными. Мы, честно говоря, так толком и не поняли, были ли они мифическими или существовали в реальности, но нашли наиболее подходящий генетический материал среди добровольцев и провели максимально глубокую индоктринацию. Процент выживаемости был... невысокий. Собственно, "Ветер с востока" у нас всего в одном экземпляре.

За стеной грохот и лязг, шипит гидравлика грузовой аппарели - капсулу с Ветром извлекают из челнока.

- Рассказывают, что в древности они не раз спасали планету, а то и всю Вселенную. - атташе наливает себе воды, и графин в его руках дробно стучит о край стакана, - Зачастую - жертвуя собой, но всегда - спасая людей. Документальных свидетельств найти не удалось, но легенды совершенно определённы и настойчивы в этом пункте. Поэтому я и опасаюсь. В те варварские жестокие времена не было места подобному благородству. Тем более, если им якобы обладает самое могущественное и опасное существо в Галактике. Значит, в этом есть какой-то подвох.
- А как ваш Ветер выглядит, если в одиночку способен...
- Сейчас увидим сами. Я тоже пока только отчёты читал.

Капсулу вкатили в бункер. Рабочие-телларианцы, открепив привязные стропы, которыми она крепилась к тележке, торопливо покинули помещение. Пискнул магнитный замок, разъехались в стороны створки пассажирского отсека капсулы. В лучах мягкого света, струящегося изнутри, в клубах стелющегося по полу белого дыма из шлюзовой системы обеззараживания проступил силуэт - неожиданно миниатюрный и изящный. Девушка с длинными чёрными волосами. Лет пятнадцать, может, чуть больше. А может - чуть меньше. По лицу не разобрать. Раскосые глаза, носик кнопкой. Короткая юбочка, блузка с матросским воротником, бант на груди. Она срывается с места и быстрыми шагами идёт к атташе. Её голос дрожит, но звучит весьма решительно:
- Wareware wa sore ni dōi shinai! Shi no taishikan-in wa, watashi ga kōgi suru!, - лицо её вблизи кажется не очень испуганным, но некое волнение всё-таки выражает, - Jikai wa, sukunakutomo 2tsuga hitsuyōdesu! Hitotsu wa, watashi wa okonatte inaidesu!

- Эт-то что... он и есть? Ваш Ветер с востока? - телларианец готов рухнуть на колени в благоговейном ужасе.
- Нет, это... тоже продукт реконструкции. Сопровождающее лицо. То есть, изначально как бы охрана, чтобы, как бы, если что держать под контролем, но, похоже...

- Не боись, старшой. Солдат ребёнка не обидит, - из капсулы появляется человек, и всем в бункере как-то сразу становится понятно, что это он и есть. Ветер с востока. Не сказать чтобы очень высок ростом, но крепок и плечист. С открытым лицом и простой приветливой улыбкой. Под отворотами старинного камуфляжного комбинезона на груди видна сине-белая тельняшка. На голове - берет голубого цвета. Как земное небо. - Всего-то и хотел что время скоротать.
- Ээээ... вы что там с ней делали?
- Пытались в преферанс играть. Но на двоих неинтересно, к тому же ей надоело быстро... Так где тут, говорите, ваш властелин этот чёрный?
- Ээээ... Там. Недалеко. Сейчас вам выдадут оружие и проведут краткое...
- Да не надо оружия. Видал я этих их хлюпиков на фотках на инструктаже - соплёй перешибить можно. Лопатку дайте сапёрную, и я пойду. Нет лопатки? Жаль. Ну тогда графинчик прихвачу - он вроде тяжёлый, сойдёт. Засекайте время - через час подам сигнал... дымом, наверное. Не верю, чтоб ничего у них там гореть не умело. А ты, мелкая, тут сиди. Нечего детям на войне делать.

Он без видимого усилия раздвинул створки бункерной гермодвери и неторопливым шагом направился к цитадели, взвешивая в руке двухлитровый посольский графин.

Текущий статус - 50.005
Tags: перехваты, шизомилитаризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →