Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Category:

Сорок шестой

Я, как известно, люблю танки. Как минимум, чисто эстетически - за внешний вид. Но танки бывают очень разные, поэтому некотрые мне нравятся меньше, некоторые больше, ну а некоторые - вобще прям ой-ой-ой как. Причём именно внешне, безотносительно технических характеристик. И временами возникает желание про некоторых из таких любимчиков рассказать. Ну вот как сейчас.


В начале тридцатых годов у Рабоче-Крестьянской Красной Армии на вооружении было два основных танка - Т-26 и БТ-5. Были, конечно, и более специализированные машины, типа среднего Т-28, тяжёлого Т-35, лёгких разведывательных танков, огнемётных и прочих - но костяк бронетанковых войск состоял из этих двух моделей. Т-26 был прост и дёшев, но страдал от крайне тонкой брони и плохого шасси. То есть, на момент появления танка (в бытность его британским "Виккерсом шеститонным") шасси было нормальное, но резервов по грузоподъёмности у него не имелось. Установка увеличенной башни с 45-мм пушкой (вместо оригинальной 37-мм), произведённая нашими в 1933 году, полностью исчерпала запас нагрузки, и попытки поставить броню потолще, пушку побольше или мотор помощнее натыкались на жалобно скрипящую от перегрузки ходовую. БТ-5 отличался замечательной скоростью, хорошим запасом хода и двойным движителем - мог передвигаться не только на гусеницах, но и на колёсах, экономя ресурс ходовой, что позволяло быстро перебрасывать его своим ходом на большие расстояния, не привлекая к процессу специальные грузовики (которых у наших не было) и железную дорогу (каковая присутствовала далеко не везде, где нужно). Однако надёжность танка, особенно двигателя, хромала. Кроме того, были у военных претензии и к обоим танкам сразу - точнее, к тому, что их два. Они использовали разные сорта топлива и смазки, имели кардинально разную конструкцию (и, стало быть, требовали совершенно разных запчастей), отличались в обслуживании и управлении (требуя готовить танкистов и механиков по двум заметно отличающимся программам). При этом по боевым возможностям (не на полигоне, а в реальности) были примерно равнозначны (а вооружение имели и вовсе одинаковое). Сама собой родилась идея единого танка, который сочетал бы простоту Т-26 с подвижностью БТ-5, при этом нёс бы адекватную броню (хотя бы как на БТ) и имел бы возможность вооружаться не только 45-мм пушкой, но и 76-мм (на перспективу, так сказать). Ход предполагался колёсно-гусеничным, как на БТ. На каждый экземпляр танка должна была устанавливаться рация - очень новаторское решение, так как в Т-26 и БТ-5 рации ставились только на танки командиров рот и выше, а командиры взводов и рядовые вынуждены были обходиться сигнальными флажками и принципом "делай как я". Интересная деталь - танк проектировали с возможностью установки как дизельного двигателя ДТ-4, так и бензинового МТ-4 (оба имели мощность 200 л.с.). Так как дизель был пока не был готов, предполагалось, что поначалу танки будут выпускаться с бензиновым мотором, а впоследствии на них поставят дизельный, когда он будет доделан (по габаритам, крепежу и расположению входов-выходов эти двигатели делались взаимозаменяемыми). Вооружение предполагалось из 45-мм пушки 20К или 76-мм ПС-3 и трёх пулемётов (один спаренный с пушкой, второй в задней части башни, так называемый "ворошиловский", и один зенитный). Танк назвали Т-26А, но потом переименовали в Т-46, чтобы подчеркнуть, что машина будет совсем новой, а не просто апгрейдом старичка "двадцать шестого". Работу над ним начали во второй половине 1933 года. Однако всё, как это часто бывает, пошло не так радостно, как было запланировано на бумаге. Во-первых, получившийся танк весил не десять тонн, предполагавшихся по проекту, а все пятнадцать. Во-вторых, дизель в итоге так и не сделали. В третьих, до установки 76-мм пушки руки тоже так и не дошли.


Посмотрев на результат и почесав затылки, военные махнули рукой - мол, гулять так гулять. Раз уж всё равно не вышло десяти тонн, чего уж теперь жлобиться - можно всего побольше сделать. Танку усилили броню, поставили движок МТ-5 мощностью в триста лошадей, а до кучи прикрутили огнемёт (в бронекоробе с правой стороны башни) - наши военные тогда были влюблены в идею огнемётного танка, и старались пихать огнемёт на все новые машины. Что, в общем, имело смысл, так как огнемёт позволял эффективно истреблять противника в окопах и укреплениях, с чем у обычных танков частенько возникали затруднения. В таком виде масса машины достигла почти восемнадцати тонн, но это было сочтено приемлемым. Танку присвоили обозначение Т-46-1 и приняли его на вооружение. Было изготовлено четыре экземпляра, которые в декабре 1936 года поступили в войска для испытаний, так сказать, на натуре. До середины 1938-го армейцы гоняли Т-46-1 в хвост и в гриву и остались им до крайности довольны. Имея то же пушечно-пулемётное вооружение, что и привычные Т-26 и БТ, новый танк нёс огнемёт (чрезвычайно всем понравившийся), поэтому не было нужды отправлять в нагрузку к нему специализированные огнемётные машины. Внутри у танка было просторнее и удобнее, чем в Т-26. По проходимости на колёсах он превосходил БТ-5, а по подвижности, как на колёсах, так и на гусеницах, почти не уступал ему - за исключением максимальной скорости по шоссе, которую всё равно, по большей части, развивали только на испытаниях да ради парадной показухи. Танк был прост в обслуживании, лёгок в управлении, питался недорогим бензином второго сорта. И всё бы хорошо, но был один неприятный момент. Цена. Как печально замечал в докладной записке начальник Управления механизации и моторизации РККА, в попытке сделать замену дешёвому Т-26 получили танк, по стоимости почти приближающийся к среднему трёхбашенному Т-28. Конечно, при серийном производстве цена бы неизбежно упала, но всё же не в несколько раз. При попытке перевооружить все танковые войска на Т-46-1 наша и без того не особо богатая на тот момент страна осталась бы вовсе без последних штанов. Так что работы над танком с сожалением пришлось свернуть.


Т-46 на колёсах. Колёсно-гусеничный ход тогда был в моде. Это европейцы, у которых маленькие территории, много хороших дорог и в достатке автомобильного и железнодорожного транспорта, не испытывали особых проблем с перемещением танков туда-сюда, потому у них колёсно-гусеничные машины остались редкими экзотическими безделушками. А у нас это был больной вопрос. Пространства необъятные, дорог мало, и по танковой дивизии в каждый райцентр не поставишь, так что приходилось изощряться и сочинять способы для быстрой переброски бронетехники туда, где она нужнее в данный момент. Просто так по дороге на тогдашних танках не накатаешься - гусеницы быстро рвались, а у нас с этим особенная беда была. Двойной движитель стал для тридцатых годов вполне адекватным решением. Потом ресурс гусениц вырос, стал составлять не сотни километров пробега, а тысячи, и необходимость в подобных ухищрениях отпала - но это было парой лет позже.


Об участии Т-46 в боях достоверной информации нет. Хотя иногда упоминается о применении этих машин в советско-финской и Великой Отечественной войнах, но никаких материальных или документальных подтверждений не приводится. Единственное свидетельство реального использования - этот вот экземпляр, использовавшийся на Карельском перешейке в качестве неподвижной огневой точки. Двигатель, трансмиссия и ходовая часть демонтированы, танк был зарыт в землю по башню. Неизвестно, довелось ли ему пострелять в кого-нибудь, но в него если и стреляли, то явно не попадали - никаких отметин от пуль и осколков на броне нет. Машина была обнаружена поисковиками в 2001 году, отреставрирована и в настоящий момент находится в экспозиции музея на Поклонной горе в Москве. Это единственный доживший до наших дней экземпляр танка. UPD: Как подсказывают - не единственный. Ржавые останки бронекорпуса ещё одного экземпляра находятся на территории бронетанкового музея в Кубинке.


Танк так и остался малоизвестным - неудивительно, в общем. Два опытных экземпляра и четыре серийных - не те объёмы, особенно по меркам отечественного танкостроения. Ни в кино, ни в книгах (за исключением специальной литературы) не фигурирует. В компьютерных играх также встречается исчезающе редко - точнее, ровно один раз. Собственно, если бы не World of Tanks, о нём вообще мало кто знал бы, за исключением трёх с половиной диванных шизомилитаристов. Кстати, хотя в танчиках с вариантами комплектации машины обошлись традиционно вольно, но 76-мм пушку поставить таки можно - тем самым осуществив то, до чего в реальности у инженеров руки так и не дошли. Правда, это не ПС-3, а Л-10, более поздняя модель.


Бонус - пара забавных фото. Когда танки испытывали за пределами заводского двора, от любопытных взоров случайных свидетелей их обычно прятали под таким вот фанерным коробом. Ну, чтоб нельзя было рассмотреть силуэт, конфигурацию вооружения и прочие тонкости. Кстати, на фото экипаж "переобувает" танк БТ-СВ "Черепаха" с колёсного хода на гусеничный.


Отдельные личности, интересующимся историей военной техники, на основе подобных фотографий даже утверждают, что в тридцатые в СССР был изготовлен гусеничный бронетранспортёр. Согласен, в таком ракурсе машина (тот же самый БТ-СВ) и в самом деле смахивает на нечто вроде американского M113. Но если присмотреться, станет понятно - фанера фанерой, а real steel только местами проглядывает.


Текущий статус - 66.235
Tags: внимание - танки!, история, лекции по занимательной бронетехнике, мир цистерн, шизомилитаризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →