Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Category:

Самый первый

Немного обещанной бронетанковой истории. Ничего нового и сенсационного - просто сокращённое и (надеюсь) занимательное переложение материалов из соответствующей статьи в википедии. Большинство фотографий взяты оттуда же. Итак, самый первый серийный танк нашей страны. "Рено Русский", он же "М", он же "КС", он же "Борец за свободу тов. Ленин".

Кривенькие проекции из старой "Техники-Молодёжи" - первый источник, где большинство отечественных диванных шизомилитаристов типа меня познакомились с этой машиной.

Эта любопытная и поучительная история началась 12 декабря 1918 года, когда в Одессе высадились французские и греческие войска. Тогда в России шла Гражданская, и иностранные союзнички решили ускорить процесс раздёргивания страны на лоскуты, поддержав Добровольческую армию Деникина, обосновавшуюся в Крыму. Для этой цели не пожалели новейшего вооружения, в том числе и танков, причём не абы каких, а самых лучших на тот момент - Renault FT-17. Всего танков было двадцать. Три месяца спустя, 18 марта 1919 под станцией Березовка, что близ Одессы, красные нанесли мощный удар, обратив противника в беспорядочное бегство, и захватили множество трофеев, в том числе два штаба (собственно, французский и греческий) со всеми документами, бронепоезд и четыре танка из числа тех самых двадцати. Два были поломаны, остальные два - исправны и полностью готовы к бою. Красноармейцы попытались применить их, но толку не вышло - техника сложная, да и тактика использования этих новинок ещё не была известна. Почесав затылки, бойцы рассудили, что надо отправить трофей начальству - у него голова большая, авось придумает, как экзотические чудо-машины с пользой задействовать. Три танка отправили в Харьков, который был тогда столицей Украины - там они вошли в состав Бронедивизона особого назначения при Совнаркоме Украины, и эта история не про них. Эта история - про четвёртый танк, который решили преподнести в подарок Ленину как наглядное свидетельство боевых успехов Красной Армии. Танк отправили в Москву, и добрался он туда в аккурат к Первомаю - как на заказ. Кому-то из принимавших танк стукнула в голову гениальная идея - не просто представить машину Ильичу, а прокатить её по Красной площади в составе праздничного парада - и вождю сюрприз эффектнее получится, и народ порадуется зрелищу. Были, правда, две проблемы - танк никто не умел водить, и неизвестно было, способен ли он вообще осилить путь (тогдашние танки и без того надёжными не были, а этот ещё и в дороге могли случайно повредить). С первой справился лётчик Борис Россинский (в некоторых источниках отчего-то "Российский") - несмотря на то, что парад должен был состояться утром первого мая, а танк он впервые в жизни увидел лишь вечером тридцатого апреля, он с двумя помощниками за ночь сумел разобраться в управлении незнакомой машиной. Насчёт второй положились на русский авось - конечно, если бы танк заглох посреди площади, вышел бы изрядный конфуз, но пронесло. Есть, впрочем, и другая версия этих событий. Согласно ей, в подарок Ильичу отправили один из сломанных танков, причём прибыл он чуть ли не в начале апреля, а идея прокатить его по Красной площади принадлежала самому Ильичу, который очень расстроился, узнав, что машина не на ходу, и немедленно попросил харьковских товарищей одолжить один из исправных "Рено". И что, собственно, первого мая 1919-го был показан вовсе не подарок, а другой танк, который потом вернулся в Харьков. Как бы то ни было, именно один из трофейных "Рено" был самым первым в истории танком, прошедшим с праздничным парадом по Красной площади - потом, как многие помнят, это превратилось в традицию, существовавшую многие десятилетия и отменённую лишь сравнительно недавно.

Трофейный танк Renault FT-17 на Красной площади, 1 мая 1919 г.

Ленин проявил к танку большой интерес, подробно расспрашивал военных специалистов о его характеристиках, устройстве и результатах применения. Однако далее в судьбе танка наличествует необъяснимый пробел - до самого августа никаких решений по его поводу не случается. То ли интерес вождя оказался преходящим, то ли более важные дела у всех нашлись, но весь май и почти всё лето подаренный танк простоял в кремлёвском гараже покинутым. 10 августа 1919 года Совнарком и Совет военной промышленности приняли решение о том, что завод "Красное Сормово" в Нижнем Новгороде, занимавшийся до этого постройкой бронепоездов и речных боевых кораблей, назначается производителем танков. Принять решение - это, конечно, здорово, но как строить танки, и что это вообще такое, толком никто не знал. Правда, при обсуждении вопроса, кто-то из столичного руководства вспомнил про позабытый-позаброшенный "Рено". Его и решили отправить сормовцам в качестве образца. Танк ещё разбирали для перевозки, а коллегия правления завода уже постановила, что к июню следующего, 1920-го года первый танк будет сделан, а к концу того же года будет готов полный бронеотряд в составе пятнадцати машин. Потом, правда, опомнившись от первоначального оптимизма, дату сдачи в строй первого танка отодвинули на первое октября, а про сроки изготовления бронеотряда вообще предпочли промолчать - техника незнакомая, тонкая, не то что корабельная паровая машина, как-никак.

Танк прибыл 29 сентября, и в течение следующей недели заводчане его собирали. В процессе сборки выяснилось неприятное - многие детали во время перевозки были проёбаны утрачены армейским способом. По большей части это были легко восстановимые мелочи типа болтов, трубок и катков, но один из моментов был реально катастрофическим - по дороге какой-то добрый человек приделал ноги коробке передач. И это была жопа. Коробка передач - один из самых важных агрегатов и чуть ли не самый сложный, не считая двигателя. Даже имея её на руках, создать копию было бы достаточно трудно, а уж не имея... В Москву, понятное дело, улетела гневная телеграмма с кратким содержанием "Какого хрена?!" Москва в ответ развела руками - мол, херня случается, this is Russia, и вообще отвяжитесь, мы-то теперь что поделать можем? Пришлось пока заняться обмером бронекорпуса и созданием выкроек для постройки его копии. Для восстановления коробки передач на завод был командирован ряд высоковалифицированных инженеров и двое французов, бывших работников автозавода "Рено", сочувствовавших советской власти и вызвавшихся помочь. Кроме того, в конце ноября Ленин личным приказом отправил сормовцам два автомобиля "Рено" (грузовик и легковушку) - мол, может, по аналогии с их трансмиссией удастся что-нибудь сообразить. За три месяца получившаяся группа, используя всё, что могло помочь, создала почти полторы сотни чертежей предполагаемой коробки передач и отдельных её деталей. В трудных ситуациях пользовались прогрессивным методом "выточить деталь в натуре и подогнать по месту". В декабре коробка передач была готова. Она совпадала со входами-выходами и крепежом в моторно-трансмиссионном отделении танка, она полностью соответствовала по своим характеристикам массе машины и мощности/оборотам двигателя. И, самое главное, она работала. Почему этим людям не стоит отдельный персональный памятник, я не могу понять до сих пор.

Собранный трофейный "Рено" во дворе завода "Красное Сормово". Да, уже с коробкой передач.

Чуть раньше, в начале ноября выяснилось, что завод не справляется со всеми деталями танка, и заказы на часть комплектующих были выданы другим предприятиям. Броню должен был делать Ижорский завод, вооружение - Путиловский, а мотор заказали заводу АМО. Делать решили, не заморачиваясь отдельным "первым образцом" - все пятнадцать машин сразу. Пять из них должны были быть оснащены 37-мм пушками, как трофейный "Рено", десять - пулемётами. Правда, почти сразу же возникли проблемы. Ага, снова. Ижорцы броню, конечно, поставляли, но, вопреки договорённости, в виде больших листов. Выкраивать из них детали и сверлить в них отверстия под заклёпки сормовским рабочим пришлось самостоятельно. Оружие, собранное путиловцами с бору по сосёнке, поступало с задержками и временами отказывалось работать. К тому же, в самый разгар производства поступила информация, что французы все свои пулемётные "Рено" перевооружают пушками, и было решено срочно сделать то же самое. В итоге, пришлось откуда-то доставать ещё пушек, но пулемёты при этом предписывалось сохранить. Первые два танка выпустили только с пушкой, далее ставили смешанное вооружение из пушки и пулемёта - причём пулемёт устанавливался в правой стенке башни, и стрелять из него было катастрофически неудобно, но об этом на тот момент как-то не подумали. При этом на три танка вооружения не хватило, и они так и остались бронегробиками, способными разгонять врага разве что гусеницами и устрашающим внешним видом. Отдельным геморроем стали коробки передач. Да-да, верно, те самые коробки передач. С чертежами-то всё было нормально, но вот квалификация рабочих, вытачивающих шестерни, была настолько низкой, что ни одна из собранных коробок, кроме самой первой, нормально не работала - точнее, по большей части, вообще никак не работала. Все шестерни приходилось подгонять по месту в индивидуальном порядке. В общем, процесс производства - это была та ещё песня с припевом.

Первый танк в заводском цехе - его сборка только что окончена. Крайний слева, с усами и в кожанке - комиссар Центроброни Иван Гаугель, ответственный за производство.
Человек, который в технических вопросах разбирался слабо, был скор на расправу и несдержан нравом, но искренне всей душой радел за танки - из-за чего и умер. Когда простудился,
вместо того, чтобы лечиться, пропадал сутками на заводе, запустил болезнь и в тридцатом от неё скончался. Говорят, в деле преодоления бюрократических препонов и выбивания говна из смежников ему равных не было.


Перед отправкой первого танка в столицу для демонстрации главам государства, у кого-то возникла мысль, что неплохо бы ему какое-нибудь имя дать. Ну, для большего подчёркивания значимости момента. Идея пришлась по нраву, но возникли споры, каким именно будет это имя. Тогда к таким вопросам очень серьёзно подходили. Больше всего было тех, кто предлагал назвать танк в честь вождя революции, Владимира Ильича Ленина - и доводы у них были весьма весомые. Однако отдельные заводчане выступали за более абстрактные и пафосные названия - некоторые предлагали назвать танк "Свобода" или "За свободу!", другие - "Борец". Под конец кому-то пришла в голову гениальная идея примирить спорщиков - объединить все три названия в одном. Танк поименовали "Борец за свободу тов. Ленин", и под этим именем он навсегда вошёл в историю. Байка, скорее всего, но, по крайней мере, объясняет столь длинное и вычурное название. Что любопытно, хотя танк назывался именем Ленина, адресовался он в качестве подарка Троцкому, а четвёртый танк серии, получивший название "Лев Троцкий" (вариант "Борец за свободу тов. Троцкий", упоминавшийся в ряде книг советского периода, документами не подтверждается), не адресовался никому. Такая вот загогулина. Кстати, задумка заводчанам пришлась по душе, так что все пятнадцать танков получили имена собственные. К концу июня 1921 года все они были сданы заказчику и поступили на вооружение.

Танк "Борец за свободу тов. Ленин" в парадной раскраске - именно в таком виде он отправился в Москву.

По поводу названия танка существуют разночтения. В документации Сормовского завода танк никак специально не обозначался - назывался "танк типа Рено" или "танк системы Рено". В современных источниках встречается обозначение "танк КС" ("Красное Сормово"), но подтверждения в материалах двадцатых этот вариант не имеет и является, скорее всего, придуманным сильно постфактум. Кое-где, особенно в детской и популярной литературе, встречается обозначение по названию первого танка - "Борец за свободу тов. Ленин" - но это совершенно точно является неправильным. В 1927 году была выпущена книга "Танк Рено-русский", которая являлась, по сути, сильно запоздавшим наставлением по эксплуатации сормовских "Рено" - в ней танк именуется, как нетрудно понять уже по заголовку, "Рено-русским", причём в тексте не соблюдается единообразие написания - название пишется как с дефисом, так и без, а слово "русский" - где с большой буквы, а где с маленькой. Там же пару раз мелькает название "танк М. Рено-Русский", так что обозначение "танк-М" ("малый"), используемое, в частности, музеем в Кубинке, вероятно, стоит считать таки исторически верным (некоторое время считалось, что вариант "танк-М", как и "танк КС", является позднейшей выдумкой). В итоге, самым правильным названием, судя по всему, стоит счесть "Рено Русский".

Схема устройства танка из книги "Танк Рено-русский".
Картинка, скорее всего, скопирована из документации к оригинальному "Рено" - на это намекает форма танкистов и чисто пулемётное вооружение машины.


История службы "Рено Русских", в отличие от истории создания, яркими событиями не блещет. В боевых действиях Гражданской они участия не принимали, так как в войска попали уже после окончания войны. По некоторым данным, весной 1922 года два танка собирались отправить на подавление одной из банд, но не смогли из-за плохой погоды и, соответственно, раскисших дорог (проходимость у тогдашних танков была, мягко говоря, не очень). Один из бронеотрядов в составе пяти машин использовался для... борьбы с голодом в Поволжье. Нет, не путём его расстрела и наматывания на гусеницы - танки применялись вместо тракторов, для вспашки полей. К середине двадцатых танки начали ломаться - первое время их поддерживали в работоспособном состоянии, разбирая на запчасти оригинальные французские "Рено", оставшиеся в качестве трофеев с Гражданской, потом махнули рукой. В начале 1930 года все танки типа "Рено", как сормовские, так и французские, ввиду окончательного устаревания были списаны на склад, где и закончили своё существование. Согласно отчётам 1938 года, на балансе числились два французских "Рено", но ни одного русского.

Танк "Рено Русский" на учениях.


Бойцы одного из бронеотрядов на политинформации, 1924 год.


Танки "Рено" на параде. На переднем плане и слева - трофейные французские "Рено" с литой башней и пушечным вооружением, справа - "Рено Русский" с пушечно-пулемётным вооружением. Красная площадь, 1924 год.

До наших дней ни один "Рено Русский" не дожил, но имеются два полномасштабных макета-новодела. Один установлен перед проходной завода "Красное Сормово" (верхнее фото), второй - у крыльца административного корпуса Бронетанкового музея в Кубинке (соответственно, фото внизу).




Первый реально построенный серией (пусть и небольшой) отечественный танк - дело такое. Он, конечно, не оригинальная конструкция, а копия иностранного образца. Он, конечно, выпускался через страшные тернии. Он являлся, по сути, штучным товаром ручной работы - по рассказам очевидцев, взаимозаменяемость деталей между экземплярами была крайне условной, да и запчасти от оригинального "Рено" подходили далеко не все и не всегда. Он не успел себя никак показать на практике. Но зато он дал нашим бесценный опыт постройки танков. И появившийся ему на смену Т-18, более известный как МС-1, был уже полностью нашей конструкцией, причём далеко не худшей на момент появления. Но это уже - совсем другая история.

Текущий статус - 66.532
Tags: внимание - танки!, история, лекции по занимательной бронетехнике, шизомилитаризм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →