Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Охотники

Ну что ж, поставим бесчеловечный эксперимент. Потом скажу, какой. А сейчас всё, что хочу - это попросить прощения за то, что текст может оказаться ниже плинтуса.
===

Паркуюсь я недалеко, но вне пределов прямой видимости. Моя машина неприметна, однако рисковать всё же не стоит. Замызганный микроавтобус, выпущенный во времена, когда ещё не было фейсбука - излюбленный транспорт секретных агентов и серийных убийц. Интересно, к кому ближе я? Лет двадцать назад сказал бы, что хотелось бы - ко второму. Подростковая тяга к макабру и противопоставление себя обществу. Не то чтобы я сейчас полностью избавился от подобных закидонов, но всё-таки хочется больше быть похожим на секретного агента. Отважного рыцаря без страха и упрёка, который тайно защищает людей от опасностей, о которых они даже не подозревают. В среднем возрасте в голову вечно лезет дурная романтика, хотя, казалось бы, куда уж.

Открываю бардачок, вытаскиваю металлический кирпичик зажигалки. На боку у неё выгравирована цифра "семь". Хорошая цифра, счастливая. Щёлкаю крышкой, проверяю, сразу ли зажигается и хорошо ли горит. Чего мне точно не хватало, так это чтобы в самый бодрящий и жизнеутверждающий момент мероприятия этот китайский хлам дал сбой. Зажигается сразу, горит хорошо. Захлопываю крышку, прячу зажигалку в карман. Время первой фазы. Первая фаза - тихая.

Вылезаю из машины. Дверцей не хлопаю, чтобы не привлекать лишнего внимания, но и слишком уж аккуратно её стараюсь не прикрывать - опять-таки, чтобы не привлекать лишнего внимания. В нашем деле, как и во многих других, главное - морда ящиком. Если ты делаешь что-то с таким видом, будто имеешь на это полное право и, главное, будто очень уже устал это делать - ни у кого не возникнет вопросов. Иду по переулку, засунув руки в карманы. На мне мятый комбинезон из толстой ткани, самое то для маляра или грузчика. На мне тяжёлые ботинки, прикупленные на интернет-распродаже военного имущества. На мне бейсболка, под которую плотно убраны волосы, на передней части бейсболки - почти неразличимый под слоем грязи и солидола логотип разорившейся лет пять назад сети супермаркетов. На руках - нитяные рабочие перчатки с резиновыми пупырышками. Я - квинтэссенция понятия "человек, которого не замечают". Это помогает далеко не в таком количестве случаев, как это принято думать, но чаще, чем опасаешься поначалу. Вообще, конечно, хотелось бы развевающегося за спиной распахнутого пальто, как на киногероях из старых полицейских фильмов - это было бы более романтично на вид. Но расстёгнутое пальто будет путаться в ногах при беге, да и зацепиться за что-нибудь может. Комбинезон практичнее.

Итак, тихая фаза. Выхожу из-за угла, смотрю на дом, потом вынимаю телефон и смотрю в него. Снова на дом, снова в телефон. Шевелю губами, проговаривая про себя адрес - актёрскими талантами я не наделён, поэтому лучше чуть переиграть, выдав себя за туповатого. Все курьеры туповаты - это общеизвестная истина. Обхожу дом по периметру. В окнах никто не мелькает, и снаружи никого нет. Звуков изнутри не доносится. Это хорошо, это так и должно быть - прислуга отлучилась по срочному делу, и если Сокол отработал как надо, не вернётся сюда ещё долго. А если отработал как обычно, то не вернётся вообще никогда. Не то чтобы я одобрял такие методы, но это его совесть и его криминальное досье, я к нему лезть с уроками жизни не собираюсь. Вокруг тишина и спокойствие, район практически вымер. Неудивительно - хозяин специально место выбирал. Любит тишину и покой, это для него, можно сказать, залог здоровья. Если хочешь быть здоров - ешь один и в темноте. Ну и разгар буднего дня, вдобавок - кому тут чего делать?

Я поднимаю лицо к небу, жмурюсь яркому солнцу. Хорошая погода сегодня. Располагающая. Ну что ж, вроде тихо-мирно что у цели, что по окрестностям - пора приступать ко второй фазе.

Вторая фаза - скучная и монотонная. Возвращаюсь к микроавтобусу, откатываю боковую дверь. Вытаскиваю мешок, затем второй. Покряхтев, ухватываю их в обе руки и иду к дому. Надписи на мешках оповещают всех неравнодушных, что транспортирую я почву для рассады. У дома протискиваюсь через приоткрытую калитку, обхожу дом сзади. Оказавшись за забором, непроизвольно начинаю ступать пружинисто и мягко. Хозяин может почуять, что что-то не так на его земле. Вообще, на самом деле, наверное, не может - он силён, но далеко не всемогущ - однако всё равно боязно. Ставлю мешки у задней двери, негромко булькают, касаясь земли, зашитые в них пластиковые канистры. Повторяю рейс. Потом ещё раз. И ещё. И ещё. Вторая фаза - монотонная.

И утомительная - когда ставлю на плитку у двери последнюю пару канистр, плечи ломит, а мышцы рук горят. Перед переходом к третьей фазе надо отдохнуть - руки трястись не должны ни в коем случае. Стою, привалившись спиной к стене и полуприкрыв глаза. Отдыхаю. Хочется закурить, но курят в наши дни на улице мало - курьера, внаглую смолящего на участке заказчика, точно запомнят. Вместо сигарет вытаскиваю из нагрудного кармана две шоколадные конфеты. Одну съедаю, вторую, подумав, оставляю на потом. Закончу дело - награжу себя ей за то, какой я молодец. Положительное подкрепление - залог устойчивой мотивации, спросите любого психолога.

Третья фаза - стрёмная. Это тот самый момент, на котором можно крепко спалиться. Неторопливо комкаю фантик от конфеты - заодно разминаю пальцы. Так же неторопливо оглядываюсь в поисках места, куда его поприличнее будет выбросить - заодно ещё раз озираю окрестности на предмет любопытствующих. Любопытствующих нет. Убираю фантик в карман ко второй конфете и достаю отмычки.

Замок задней двери поддаётся без особого труда - типовая дешёвая модель, батя мой в бытность слесарем такие на ощупь открывал. Я, к сожалению или к счастью, не мой батя, поэтому процедура занимает с полминуты. Но не больше. Тихо скрипит язычок, и дверь открывается. Очень повезло, что нет сигнализации. Конечно, сигнализацию, которая вызывает полицию, здесь ожидать глупо, но вот звоночек, будящий хозяина, поставить могли. К счастью, как хозяева, так и слуги обычно слишком преисполнены чувством собственного величия. Когда-нибудь мне перестанет везти, и я наткнусь на гнездо параноиков. Но это будет не сегодня. Снова настаёт время размеренной вальяжности усталого курьера, делающего привычную работу - переставляю мешки с канистрами внутрь помещения. После каждой пары прислушиваюсь - но внутри тихо. Переставив последнюю, захожу. Дверь прикрываю - открытая... да, верно, бросается в глаза - но перед этим заклиниваю вырезанным из палочки от мороженого клинышком рукоятку замка в открытом положении. Не хватало ещё, чтобы замок случайно захлопнулся: во время весёлой фазы дорога не то что каждая секунда - каждая доля секунды.

А хорошо хозяин за жилищем смотрит - пол практически не скрипит. Вторая часть стрёмной третьей фазы гораздо более стрёмна, чем первая. На цыпочках обежав первый этаж, убеждаюсь, что дома таки никого, как и полагается. Заглядываю на второй - там только площадка на верхушке лестницы, крохотный кабинет в чём-то вроде мансарды и ещё более крохотный, размером с самолётный, туалет. Тоже никого. Ну вот и ладушки. Быстро, но стараясь не топать, расставляю канистры по первому этажу, каждую, поставив на место, пробиваю ножом - крест-накрест, чтоб бодрее вытекало. С последней канистрой подхожу к люку в подвал. Аккуратно снимаю с неё мешок - ничего, абсолютно ничего не должно путаться и цепляться. Также пробиваю бок крест-накрест у дна, а заодно и крышку свинчиваю. Складываю и убираю нож. Застёгиваю все карманы, чтобы ничего не выпало - огонь, как правило, надёжно уничтожает следы, но не стоит всё-таки давать лишние зацепки расследованию. Из правого бокового, в котором нет ничего, кроме зажигалки, достаю зажигалку. Нервно тискаю во вспотевших пальцах. Вот и время весёлой фазы.

Люк в подвал внезапно оказывается закрыт, и пока я с ним справляюсь, из канистр успевает натечь как следует. В доме смердит бензином. Под подошвами хлюпает лужа из последней канистры. Приоткрываю люк, осматриваю щель. Почти уверившись, что всё в порядке, в последнее мгновение замечаю тонкую проволочку. Приходится ставить канистру, прятать зажигалку в ладонь, доставать нож, откидывать из рукоятки кусачки, аккуратно резать, убирать нож... Конечно, это глупо уже - если хозяин ещё не проснулся от моей тихой, но назойливой возни, то от бензиновой вони он точно проснётся с секунды на секунду. Впрочем, лишняя пара секунд в весёлую фазу не помешает никогда. И вот теперь её время настало - весёлой фазы.

Чиркаю зажигалкой, держу её на вытянутой правой руке над разлитой лужей, открываю люк. Тишина. Киваю сам себе, поднимаю левой канистру, спускаюсь по ступенькам. Внизу довольно просторно. На полноценный склеп, конечно, не тянет, но больше обычного подвала для домов такого размера - помещение явно расширяли. Посередине - божечки мои, он и в самом деле всерьёз? - гроб на постаменте. И ровно в тот момент, когда я успеваю этому про себя удивиться, из него чёрной молнией вырывается хозяин. Едва успевает остановиться в паре метров от меня. Я улыбаюсь. Держу зажигалку самыми кончиками пальцев, пляшет на металлической коробочке огонёк. Под моими ногами - лужа бензина, я торопливо наклоняю канистру, чтобы она росла быстрее. Канистра тоже висит на кончиках пальцев - стоит ей упасть, и хлынет из открытого горлышка поток.

- Ты.... к-х-х-то?.. - голос у хозяина скрипит, будто спросонья. Они ведь в человеческом смысле термина не спят, так что именно "будто". Лица его я не вижу - света от зажигалки немного, да и не смотреть в глаза это базовое правило безопасности - но, судя по всему, он какой-то азиат. В военной форме времён отравления Гитлера и даже в белых перчатках. Позёр. Впрочем, многие из них позёры. Интересно, он по ночам на улицу в таком же виде ходит? Хихикаю и отвечаю:
- Конь в пальто.

Правило безопасности номер один - не разговаривай с хозяином. Глаза глазами, а некоторые из них и голосом умеют подчинять себе. Так что любые попытки завести беседу надо сразу обрывать. Правило безопасности номер ноль - рви темп. Все ожидают, что что-то опасное ты сделаешь в финале смачной фразы крутого героя. Ну, типа крещендо, типа точку поставишь. Поэтому зажигалку и канистру я выпускаю из рук на первой трети фразы, а на её середине уже взлетаю вверх по лестнице чуть ли не вперёд спиной. Я же говорю - весёлая фаза. В смысле - не соскучишься. Благословение небесам, что кровососы боятся огня чуть ли не больше, чем солнечного света, чеснока и святой воды вместе взятых. Кстати, насчёт чеснока и святой воды я вообще не уверен, так что не принимайте эти слова за руководство к действию. Правда, когда хозяин оказывается в тесном помещении, стремительно превращающемся в гриль, он впадает в буйство и рвётся к спасению. Вся надежда - на тупость его примитивных инстинктов, которые врубаются в этот момент, замещая собой холодный коварный разум с сотнями лет опыта по обводу вокруг пальца таких, как я. Инстинкты в первую секунду направляют его вглубь подвала - дальше от растущей вспышки пламени. Дальше от лестницы. Секунду спустя он осознает свою ошибку, но меня в этот момент на его пути уже не будет. Понимаете, ему уже по-любому хана - сгорит не в пожаре, так на солнце - но вопрос в том, не прихватит ли он, сам того, скорее всего, не осознав, с собой и меня. Мне бы хотелось, чтобы не - а ему уже и так всё равно.

Вверх по лестнице я чуть ли не обгоняю пламя, поднимающееся по дорожке бензина, оставленной канистрой при спуске. За спиной раздаются страшный удар и треск дерева - кажется, это была стена. Наверное, сейчас я смотрюсь очень кинематографично - бегу изо всех сил на фоне огня, охватывающего дом. Жаль, не вижу себя со стороны. Сзади снова удар - на этот раз, кажется, потолок первого этажа. Упырь начинает выть. Точнее, "выть" - не то слово. Лютый вопль гнева и отчаяния, не передаваемый словами. Пускай кричит. Своим жертвам он такой роскоши не предоставлял - укус кровососа делает человека покорным и мягким, и человек не может кричать - хотя ему очень, очень, очень хочется. Теперь он кричит за них всех, и в этом есть некая искра высшей справедливости. Пламя бушует на моих армейских ботинках - немного бензина попало на ранты. Боли не чувствуется - ботинки хорошие, толстые. Вылетаю в заднюю дверь, чуть не вынося её с петель. За спиной гулко рвутся канистры - частично опустев, они превратились в неплохие бомбы, наполненные гремучими парами. В два прыжка пересекаю газон и перемахиваю забор, даже не оттолкнувшись от него - что адреналин-то с людьми делает. Падаю на мостовую и вопя, наполовину от радости, наполовину от перевозбуждения, начинаю сбивать пламя с ног. Сбив, вскакиваю и мчусь к машине, выкрикивая что есть мочи: "Пожар! Вызывайте пожарных!"

В машине прихожу в себя только кварталов через пять. Сердце колотится, как чёртов генератор, легкие ходят туда-сюда шатунами паровой машины, перед глазами плывёт и двоится. Как только не влетел никуда... Сворачиваю на обочину, паркуюсь. Достаю из-под сиденья телефон, набираю номер. Говорю: "Землицу завёз, всё нормально. Ждите, возвращаюсь". Даю отбой, вытряхиваю дрожащими пальцами сигарету из пачки. Открываю бардачок, роюсь в груде одинаковых китайских копий американской зажигалки, нахожу ту, что с цифрой "восемь" на боку, достаю её, прикуриваю и кидаю обратно.

Текущий статус - 4.616
Tags: contemporary fantasy, перехваты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 95 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →