Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Category:

Resident Witcher

- Подвал, значит? Тут пригодится верёвка. Док, у тебя вроде была?
- Была. Мы её на бухло сменяли.

Последняя перед долгим перерывом сессия псевдоведьмаческих приключений прошла бодро, весело и как надо - включая традиционный кластерфак в финале, в нашей компании описываемый внутренним мемом "Боярина спасли!" (как-нибудь потом поведаю хладную былину о значении и происхождении этого выражения, если кому интересно будет). В общем, как в старые добрые времена. Давно так весело не играли.


Спалив к херам стрёмный постоялый двор и получив от спасённых оттуда посетителей небольшую награду (они были охотниками, поймавшими нескольких зайцев, им были нужны только шкурки, так что мясо они отдали нам), мы двинулись в дорогу дальше. Так как были невыспатые, то решили малость откочевать от перепелища миль на несколько и там приткнуться на день и ночь. Утвердила нас в решении разбить лагерь как можно раньше и надвигающаяся непогода - доку в кои-то веки пригодился взятый при генерации навык метеорологии, и он быстро сообразил, что надвигающиеся тучки не сулят нам ничего хорошего. Причём, не только в синоптическом смысле - когда мы попали в подобную бурю столетия в предыдущий раз, мы встретили Луизу... Конечно, в итоге от Луизы нам много всякого полезного произошло, но всё равно таких приключений хотелось бы пореже.

В поисках места для лагеря наткнулись на место весьма недавних и весьма трагических событий. Горожанка лет девятнадцати-двадцати и два подростка (мальчик и девочка - судя по сходству, её брат и сестра) попытались спрятаться в придорожном кустарнике от лихих людей. Лихие люди - три тяжелодоспешных всадника на соответствующих лошадях - обнаружили их, обеих девушек жестоко изнасиловали, а потом всех троих убили. Точнее, мальчика - добили. Старшая из сестёр успела (видимо, поняв, что они обнаружены), вскрыть ему бедренную вену - относительно быстрая и совершенно безболезненная смерть. После чего всадники стали лагерем, переночевали и двинулись в путь.

Вся ситуация состояла из странностей. Что трое городских делали так далеко от города, притом пешком? Почему трое рыцарей (а это были явно рыцари) путешествовали в одиночестве, без единого человека сопровождения? Зачем им понадобилось устраивать изнасилование прямо на месте обнаружения путников (это, между прочим, доспехи снимать надо), если они всё равно собирались останавливаться лагерем в нескольких десятках метров и пленниц логичнее было бы притащить туда, где заняться этим делом в комфорте? И, наконец, если это нильфы (а по ряду признаков это были таки нильфы), то какого чёрта они забыли именно здесь? Основное направление их наступления проходит многими милями южнее.

Как бы то ни было, ясно было одно - сталкиваться с этими ребятами нам неохота. Их трое и нас трое, но они явно куда лучше оснащены и обучены. Судя по следам на месте лагеря, опережают они нас самое большее на полдня. Конечно, движутся они быстрее нас, так как мы с телегой, но если у них в порядке вещей останавливаться на несколько часиков просто чтобы надругаться над случайной встречной - мы можем ненароком их догнать. Так что решили отоспаться как следует, простояв тут до следующего утра. Мёртвых конечно, обобрали - им уже всё равно. Дезертир прихватизировал кошелёк с монетами, запрятанный старшей из сестёр, и молитвенник (богатый и редкий на вид). Док же перебрал содержимое её дорожной сумки (покойная была медичкой), забрал кое-какие лекарства поценнее и расходники. После этого как смогли похоронили покойных и таки встали лагерем, благо, дождь нависал над нами, грозя разразиться в любую секунду.

Ночью дезертиру приснился странный, но очень реалистичный сон - он увидел как трое конных латников мчатся в атаку на некое религиозное сооружение типа монастыря. Следующий день мы потратили на перебор вещей и переукладывание багажа более удобным образом, среди прочего подробнее полистали найденный на теле медички молитвенник. Он оказался посвящён Мелитэле (ожидаемо), и в нём обнаружилась вклеенная вкладка-раскладушка с картой. У жадного дезертира загорелись глаза, но доку снова, второй раз за сессию, пригодился экзотический навык - на сей раз картографии. Он моментом определил, что никаких кладов на карте не помечено, а представляет она собой паломнический путеводитель по святыням севера Тимерии и юга Редании. Ближайшей точкой на нашем пути в нём значилась роща друидов. Малость пообсуждав опасность и коварство друидов, мы решили, что делать крюк, конечно, неохота, так что пройдём мы рядом с рощей, но в контакт с обитателями вступать не будем и вообще постараемся не задерживаться.

По приближении к точке стало понятно, что роща не у дороги стоит (и то логично - позволили бы друиды мимо своей рощи ходить толпам, достаточным для протаптывания дороги), а в стороне. А дорогу седлает несколько более другая достопримечательность происхождения вполне искусственного. Небольшая крепость, явно видавшая лучшие виды, а ныне переоборудованная в монастырь. Тот самый, который дезертир видел во сне. На донжоне виднелась эмблема - солнце и вертикально рассекающий его меч. Бретёр, кумекающий в геральдике, вспомнил, что это герб дома Давион одного религиозного рыцарского ордена, давным-давно упразднённого. Очевидно, когда-то крепостица принадлежала ему, сейчас же пребывает в плачевном состоянии и в качестве фортификационного сооружения малопригодна.

Под стенами виднелись поля, на которых трудились монаси - в чистых, хоть застиранных и залатанных, белых рясах. Все как один - со странно просветлёнными лицами. Впрочем, всё лучше, чем друиды. Подъехали к воротам, спросили у ближайшего стеклянноглазого, не продают ли они чего вкусненького - не в смысле пожрать, пожрать у нас у самих пока запас имеется, а в смысле чтоб душу развеселить. Монах с готовностью ответствовал, что дык ёпст, а как же! В наличии много яблок, из которых со всем надлежащим радением гонят сидр и даже бренди. Только вот деньги им не нужны - сугубо по натурному обмену отдают.

Заехали внутрь, пообщались с другими местными. Сменяли у них две шёлковые простыни, прихваченные из сожжённого постоялого двора, и неведомо откуда (вот честно, не помню) завалявшуюся у дока шёлковую же верёвку на несколько бочонков сидра и несколько солидных бутылей бренди. Мир сразу стал выглядеть ярче - по прикидкам, этого запаса горючего нам должно хватить до самого пункта назначения. Решили остановиться тут же и переночевать - за стенами, хоть и щербатыми, всяко спокойнее, чем в чистом поле или посреди глухого леса. Нас без проблем приютили, сообщив, что правила тут просты: оружия на территории монастыря не обнажать (носить с собой можно, без вопросов) и в священные помещения типа алтарной не заходить. Просто, логично и доходчиво, без заковырок. Правда, в ответ на вопросы, какому богу посвящён монастырь, монахи обтекаемо отвечали, что, мол, всем сразу и никому в отдельности.

Палатку во дворе мы разбили сразу же и легли спать - темнело. Поэтому нильфгаардских лошадей обнаружили не сразу - на них наткнулся бретёр, отошедший отлить за угол. Три здоровых коротконогих битюга южной породы, рассчитанные на тяжёлого всадника в не менее тяжёлых доспехах. Два мирно паслись на монастырской травке, третий лежал - то ли больной, то ли раненый. Наутро из центрального здания мы услышали приглушённые стоны. Пошли посмотреть - обнаружили и всадников. Все трое лежали в комнате, в которой тут же были свалены их вещи. Двое мёртвых, третий тяжело раненый, в бреду. Осмотрев их, выяснили, что рубили их профессионально, хоть и не очень слаженно, оружием разнообразным, как с коней, так и с пешего хода. Одному аж ногу снесли, несмотря на доспехи. Раненый был со всей очевидностью оставлен помирать - раны не промыли и не перевязали, а в рот затолкали кляп, чтоб не очень доставал окружающих издаваемыми звуками.

Док с дезертиром пошли в трапезную пообщаться с завтракающими монахами на предмет этого дела. Там застали ажно целого настоятеля - мужика крепкого, сурового и с явной военной выправкой. Пообщались. Настоятель поведал нам две интересные вещи. Первая: в ответ на вопрос дока об упразднённом рыцарском ордене, он сообщил, что официально ордена можно закрывать сколько угодно - орден не исчезнет, пока живы его рыцари. Вторая: отвечая на вопрос, кто, мол, нильфов так красиво нашинковал, взглянул на нас с прищуром и рассказал, что в душе каждого человека есть чёрное и белое, и иногда бывает так, что чёрного становится слишком много, а человеку это не нравится - тогда он уходит в уединённое место вести тихую жизнь. Дезертир с доком сразу поняли, куда они вернутся коротать дни, если вся эта приключенческая бодяга им надоест.

Бретёр тем временем решил допросить раненого нильфа. Успехом это не увенчалось - тот бредил. Попытка простимулировать его понюшкой фисштеха завершилась тем, что бредить он начал вчетверо бодрее и понёс горячечную пургу на эльфском с инотонациями настолько хтоническими, что бретёр, хоть ни слова и не понял, запомнил эту речь назубок. С трепетом жду того момента, когда он попробует попросить её перевести какую-нибудь эльфку в очередном элитном борделе...

Расспросив настоятеля об окрестностях, двинулись дальше. Информацию тот нам выдал очень важную - в какой деревне в окрестностях с кем надо говорить и от кого представляться, чтобы тебя приютили и не очень сильно надули с ценами. Благодаря этим знаниям, дальнейшие несколько суток нашего пути оказались гораздо более лёгкими и приятными, чем могли бы быть.

В одной из деревень, где стояла большая мельница, обслуживающая всю округу, мы остановились на постой и обнаружили, что по ночам сюда приходят упыри. Местные, соответственно, в тёмное время из домов носу не кажут, скотину запирают и сами в домах баррикадируются. Тут мы и совершили первую ошибку - решили прикинуть, сколько можно с кметов слупить за избавление от кровососов. Выяснили, что не мы первые - кметы даже активно искали охотников взять на себя этот квест, а в качестве награды скопили двести золотых из неуплаченных налогов (в их медвежий угол мытари заглядывают на удивление нечасто). Мы очень хотели триста ("начальник, ну ты ж понимаешь - двести на троих поровну не делится"), но наличности в деревне тупо больше не было, так что в качестве бонуса нам предложили мешочек корицы, невесть как у них оказавшийся. Мы прикинули, что продать её, если свезёт, можно будет заметно дороже сотни, и согласились.

Дальше началась зело стратежная и зело вдумчивая подготовка партии к квесту. Уже это должно было бы нас насторожить - если мы не ломимся ололо с шашкой подвысь, а тратим мозговой ресурс, значит, его не хватит на заключительную часть миссии, где он будет куда как нужнее. Разузнав, что логовом кровососам служит заброшенный особняк на болоте (там жил некий лекарь, но потом его убили разбойники, и с тех пор началось), мы для начала сходили посмотрели на это самое болото. Заготовили пешни для прощупывания тропы (местные, разумеется, выделить нам проводника наотрез отказались). Выяснив, что болото кишит крупными, с ладонь, ядовитыми пауками, изловили нескольких и исследовали их - выяснили, что они явно порчены сверхъестественным, их яд люто силён, и антидот у дока на коленке смастерить не получится. Обдумали ряд мер по отпугиванию - начали с дымарей, как на пасеке, но быстро выяснили, что толку от них почти ноль, после чего бретёр предложил пропитаться какой-нибудь отпугивающей гадостью. Выяснили, что твари ненавидят запах мочевины (впрочем, кто ж эту вонищу любит-то вообще?), так что прикупили ведёрко оной и обработали одежду. Да-да, сменную одежду, попроще - поскольку додумались, что потом мы её один хрен не отстираем до конца, и придётся выбрасывать. Дезертир вдобавок родил совершенно логичный и коварный план. Заготовил нехилую вязанку вешек (палок с яркими тряпками), чтобы отмечать пройденный путь. И придумал секретный знак, который свидетельствовал бы, что вешка установлена именно нами, а не кем-то ещё. Соль хитрого плана в том, что кметы по-любому на отходе решат нас кинуть, так пусть сделают это наиболее простым и очевидным путём - переставив вешки, чтобы завести нас в топь. К такому повороту мы будем готовы заранее, а секретный знак (точнее, его отсутствие) позволит нам сразу понять, где кончается нормальный путь и начинается подстава - зато не надо будет опасаться того, что нас подставят каким-то ещё, непредусмотренным нами способом.

После двух суток подготовки, как следует отоспавшись, выдвинулись. Сэм оставили в деревне - за лошадьми присматривать, да и чтоб лишней опасности не подвергать. На болоте всё шло, в общих чертах, по плану - только через некоторое время начали встречаться на диво реалистичные призраки когда-то давным-давно кипевшей здесь битвы (когда, видимо, здесь ещё не было болота). Под конец их стало так много, что вовсе исчезло понимание, что из виденного вокруг реальность, а что глюки. И если про всякие боевые сценки мы быстро прочухали, что они не реальны, и на них можно не обращать внимания, то вот понять какие из кочек, деревьев и лужаек настоящие, а какие - морок, под которым прячется омут - это оказалось проблемой. Даже банально держать направление оказалось практически невозможно - небо и солнце тоже были иллюзорными. В общем, до места мы дошли только в результате осторожности и поистине эпических бросков на наблюдательность и выживание.

Заброшенный особняк был всемерно странен. Стоял он тут явно давно - опять же, ещё с тех времён, когда местность не была болотом. Успел с тех пор аж на целый этаж под землю/воду уйти, так что поначалу показался нам двухэтажным вместо трёхэтажного. Построен был из досок (даже не из брёвен!), но при этом отнюдь не сгнил в прах, а так, лишь слегка тронулся разложением - см. заглавную картинку. Обошли по кругу, нашли высаженное окно поудобнее, залезли внутрь.

Второй этаж оказался библиотекой. Увы, книги хоть и не превратились в пыль, но заплесневели и промокли до такой степени, что стали совершенно ни к чему непригодны - даже на самокрутки. Зато удалось отыскать тайник, в котором был заначен флакончик с экстрактом желчи беса (доку пригодились знания алхимии) - редкий и дорогой ингредиент, отлично сохранившийся, в отличие от прочего содержимого этажа. Нашли лестницу вниз и лестницу вверх. Перед тем, как лезть вниз, где кровососы явно и обитают, решили облутать верхний этаж. На лестнице приладили сигналку из шнурка, чтоб услышать, если кто полезет, пока мы этим занимаемся.

Третий этаж наполовину состоял из спальни с панорамными окнами во все стены, наполовину - из террасы со столиками, стульями, местом для оркестра и прочим инвентарём для приятного отдыха. Оттуда же мы увидели, что иллюзии прошлого из окрестностей исчезли (возможно, временно). Ещё там был мольберт, а рядом лежала упавшая с него недорисованная картина. Портрет эльфки - очень чистокровной и очень жутковато поэтому выглядящей для человеческого глаза. Впрочем, бретёр, любитель странного и обладатель весьма специфичных вкусов, картину мигом ободрал с подрамника, свернул и заныкал в рюкзак. В спальне стало очевидно, что обитала здесь женщина, притом явно магичка. Дезертир набрал там целую охапку чудесно сохранившихся шёлковых панцу (нет, он, в отличие от некоторых, не извращенец, а просто собрался их продать) и до кучи нашёл масляную лампу, подозрительно похожую на ту, в которой, согласно байкам, живёт нечисть, исполняющая желания, а бретёр заинтересовался ростовым зеркалом, занавешенным тканью. Сорвав ткань, он обнаружил, что зеркало, разумеется, волшебное - в нём виднелась совсем другая комната. Почти сразу же в поле зрения зеркала появилась женщина потрясающей красоты и неопределённого возраста, которая парой магических пассов оборвала канал связи. Мы на всякий случай занавесили зеркало обратно, от греха, и потопали обследовать первый этаж.

Далее состоялся диалог дезертира с доком, вынесенный в эпиграф - это дезертир выдвинул разумное предложение обвязаться перед тем, как лезть в тёмный полузатопленный лабиринт. Плюнув на верёвку, порадовались, что хотя бы факелы у нас в наличии. Один закрепили в проёме лестницы (чтоб служил ориентиром для поисков выхода, а заодно и отпугивалкой для пожелающих вырваться упырей), второму док приделал поплавок из сидушки от библиотечного табурета - первый этаж был затоплен примерно по пояс, что позволяло толкать факел на плаву перед собой, имея, если что, обе руки свободными для лука. На этом интеллектуальные ресурсы игроков закончились, и началось спасение боярина.

На первом этаже мы быстро нашли обиталище того самого лекаря, про которого нам рассказали деревенские - в приподнятой части этажа (дом, оказывается, погрузился в почву с перекосом), где воды было всего по щиколотку. Непонятно, почему он не поселился в библиотеке - может, воду любил... Потом нашли и самого лекаря - его тушка была растянута на двух цепях из холодного (самородного) железа (каковое, как известно, отнимает силу у многих видов нечисти), изготовленных явно деревенским кузнецом и несущих на себе даже какие-то закорючки, которые, по мнению изготовителя, очевидно должны были служить магическими рунами. Стало ясно, что история про разбойников, мягко говоря, шита белыми нитками. В том же помещении оказался и спуск в погреб, уже совсем затопленный, и оттуда начали доноситься недвусмысленные звуки приближения чудовищ.

Лекарь оказался жив, но сдержан этими самыми цепями. Ну, то есть, как "жив" - дыхания и пульса нет, глаза без радужек и белков, чёрные. Но шевелится и речь понимает. Док попытался вызвать лекаря на контакт и даже добился от него обещания, что если мы его освободим, нас он трогать не будет. Про то, что на деревню обещание не распространяется, разумеется, никто не подумал. Единственное слово, на которое лекарь реагировал особенно живо и повторял вслух, вместо того, чтобы просто кивать или мотать головой - "МЕСТЬ!!!" Дезертир ткнул его клинком в глаз, но эффекта не достиг - рана мгновенно затянулась без следа. Бретёр родил гениальную (реально гениальную) идею - проорал стандартную формулу вызова на дуэль. Она, если что, включает в себя формулировки типа "кем бы ты ни был, и даже за гробовой доской, ты обязан ответить, иначе чмо и зассал". Это было умно с его стороны.

Тем временем, из люка полезли упыри. Дезертир начал их сдерживать, док же, обуянный припадком непонятного гуманизма, разжал клинком меча оковы, выпустив бывшего лекаря. Да, я думал, что проклятие от этого спадёт. Это одна из тех моих гениальных идей, который вызывают фейспалм у всех окружающих (см. "Боярина спасли!"). Впрочем, остановить меня никто не пытался. Только когда "лекаря" освободили, и он, вместо того, чтобы вступать в поединок с бретёром, стремительно рванул на выход, а упыри ни капельки не успокоились, мы поняли, что чо-то где-то малость проебались. Может, формула бросания вызова не сработала, а может дело было в том, что бретёр отчего-то полез рубить не вызванного "лекаря", а одного из упырей, с которыми дезертир, в принципе, и так почти справлялся.

Мелькали гениальные идеи посыпать "лекаря" солью (имелась на кухне, в соседнем помещении, даже не очень отсыревшая) или экзорцировать трофейным молитвенником, но тварь была уже далеко и мчалась стремительно. Всё, что удалось сделать - пульнуть вслед из лука (и промазать). И нет, факел в лестничном проёме гада не испугал и даже не задержал.

Упырей мы, конечно, порубили. Дезертир с доком, на удивление, даже не пострадали, бретёру же отъели лицо (и не помог найденный ранее шлем - ввиду отсутствия забрала), уронив практически в минуса - но док его оперативно откачал. В деревню мы раньше одержимого демоном и обуянного жаждой мести бывшего лекаря по-любому не успеем. В плюсах - монеты и корицу можно будет найти в руинах, заодно может и чем ещё выйдет поживиться. В минусах - весьма призрачны шансы того, что выживет Сэм (что очень и очень печально, мы к ней привязаться успели), уцелеют лошади, телега и, главное, чёртов ящик, который нам надо довезти и за утрату которого на нас обидятся очень серьёзные люди. А ещё вся округа останется без мельницы, что явно чревато в итоге голодухой и вешает на нашу совесть (не очень белую, конечно, но всё же) ещё сколько-то потенциальных трупов. На этой пессимистичной ноте мы игру и закончили. Продолжение следует в начале августа.

Текущий статус - 4.782
Tags: ведьмак с нашего двора, дайсометание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 66 comments