Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Category:

Witcher's Eleven

С большим запозданием, за которое искренне прошу прощения, выходит изложение прошлонедельной ведьмачьей сессии. В очередной раз не устаю благодарить товарища red_atomic_tank за подробнейший конспект происходившего, который мне осталось лишь несколько отредактировать и буквально в паре мест дополнить по мелочи.


Следующий после похода по революционерам день начался с того, что все занялись своими делами.

Бретёр понял, что светить новой рапирой ему не стоит не то что в городе, но и во всём королевстве. Она ж именная, с вензелями и гербами, принадлежала не просто дворянину (чего и так за глаза бы хватило для полной попы приключений), а офицеру, причём работавшему по антимагическому направлению. Поначалу мелькнула мысль самостоятельно избавиться от геральдики, но дорогая хорошая рапира, ободранная рашпилем, смотрелась бы ещё палевнее. Поэтому решено было пока спрятать клинок как можно дальше, а за пределами Редании найти хорошего оружейника, который сменит оправу клинка.

Доктор никуда не пошёл, остался в таверне лечить травмированную ногу. Бретёр же отправился к цирюльнику и продавать картину. В цирюльне он заказал полное бритьё, что в здешних краях, прямо скажем, не в ходу и даже вызывает подозрения о нестандартной ориентации обладателя "босой морды". Зато теперь бретёра точно не опознают ни по каким ориентировкам. Затем состоялся его визит в местный арт-квартал, где всяческие признанные и непризнанные мастера вдохновенно творили. В реставрационной лавке картину быстро и на взгляд несведущего дуэлянта профессионально оценили. Да, картина дорогая и весьма ценная, аутентичной работы эльфского живописца. Или точнее живописицы. Разговор сразу пошел как-то не очень корректно, поскольку мастер-реставратор принял клиента за очередное непризнанное дарование со шрамами от взбалмошных дуэлей (бритая физиономия сыграла свою дурную роль в восприятии). Но бретёр подумал, что здесь наверное так принято, поэтому в ответную бычку не полез. Порешили, что картина пойдёт с аукциона, реставратор возьмет на себя все формальности и треть выручки, которая при удаче может достичь тыщи золотых и более. При этом картину его ручные реставраторы (кстати, в большинстве своём эльфы) ещё и дорисуют, поскольку она не завершена. Составили договор по всем правилам - точнее так, опять же, показалось не очень сведущему в договорном праве бретёру. Он, в принципе, прикинул, что его могут наебать, но философски рассудил, что в таком случае просто зарежет реставратора на дуэли или, что даже предпочтительнее, тихой ночью посадит на пику, по обстоятельствам, а в Редании мы всё равно засиживаться не собирались. Художники, пардон за каламбур, не местные - попишем и уедем.

Кстати, о живописи. В тот же день дезертир, обуянный приступом неожиданной щедрости, подарил бретёру картину, которую притырил на тюремном корабле. Картина тоже отменная, но ещё более палевная, так как несёт на себе дарственную надпись с автографом особы весьма высоких кровей. Такое уже в квартал живописцев средь бела дня не понесёшь, сбывать имеет смысл строго на чёрном рынке. И такой контакт, что интересно, нашёося - низушек, который мутит разные дела. Правда, у него репутация невероятно хитрожопого пройдохи, ну дык профессия такая. Бретёр понимает, что его, разумеется, обдерут, как липку, но даже если ему достанется одна десятая от реальной цены, это всё же будет сотня-другая монет. А в условиях, когда они с доком просадили во время буйного загула с оппозиционерами практически всё до гроша, сотня монет лишней не будет.

Далее бретёр вернулся, и они с доком начали уговаривать на двоих бочонок лёгкого розового вина. Маленькими стаканчиками, потому что алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах.

Тем временем дезертир наводил мосты с местным криминалом, потому что решил продать булаву. Ту самую, найденную хрен помнит когда, с навершием в виде кричащей головы. Штука люто палевная, но явно люто дорогая. С местными обитателями теней дезертир скорешился вполне легко и малыми тратами - характерная внешность и повадки способствовали. Булаву, правда, продать не удалось, но зато нашёлся потенциально интересный квест. Некий лиходей, судя по повадкам карманник, мелкий грабитель и предводитель своей карманнической шайки, предложил дело, быстрое и доходное. В городе проездом обитает некий ярл со Скеллиге. С небольшой свитой и сундуком золота. Он пробудет в городе еще примерно сутки, а потом отчалит. С сундуком, разумеется. У ганзы есть наводки, но нет боевой силы для сундук отобрать. А дезертир производит впечатление человека решительного, и, вероятно знакомого с другими решительными людьми.

Слова "сундук золота" оказали на алчного дезертира магическое воздействие - не помогло даже то, что наводчик точно не знал, что именно в сундуке, и насчёт золота только подозревал. Соответственно, помчался дезертир к нам обратно на крыльях мечты, и быстро подбил нас принять участие в мероприятии - благо, мы так и так собирались покидать страну, а при больших деньгах это делать всяко приятнее. В ходе кратких дебатов под розовенькое, мы последовательно отмели явно негодные варианты вроде тайного проникновения (в котором никто из нас не силён) или открытого штурма (даже "маленькая свита" по-скеллигски - это явно человек семь, а может и дюжина). Нас троих против минимум полудюжины хускарлов и в лучшие времена было бы маловато, а в данный момент бретёр еще и лечил перелом, который сделал его на время одноручным рапиристом. Пообсуждали тему вызвать ярла на дуэль, заколоть его и предъявить права на золото по праву победителя. Технически это было возможно (хотя требовалась консультация законника, поскольку скеллигское право и его взаимодействие с правом местным мы все представляли себе очень приблизительно), однако тут вмешался новый мотив - после такого вся компания светилась на весь город, что было нежелательно. Опять же, пришлось бы уже самим оборонять сундук от желающих его обрести.

В конце концов порешили, что сундук островитяне скорее всего повезут пустым, а ценности переправят другим, менее заметным путем, так что разумнее всего будет определить наших временных союзничков из числа спецов карманной тяги наблюдать за гостями, а самим вступить в нужный момент. Порешив на этом, док и дезертир пошли на разведку в кабак, где обосновался ярл, а бретёр отправился к тайным магикам лечить руку.

По дороге он, однако, завернул в аптеку, имея в виду прикупить на остатки денег фисштеха. Запас был еще приличный, но как положено наркоману, бретёр начал бояться, что его запасы опасно истощились. Кроме того здесь порошок продавался вполне открыто, так что имело смысл ловить момент. Подвела бретёра (в очередной раз, да) привычка выражаться витиевато, по-господски, иносказаниями. Так что в итоге он стал обладателем пяти доз местного терафлю. В который, правда, действительно входил фисштех, но в малой пропорции, на правах вспомогательного средства. Снимать абстинентные проявления сгодится, но для боя не пойдет.

У секретных магиков бретёру выдали микстуру чудодейственного свойства, которая несколько облегчила симптомы и вроде как должна была способствовать скорейшему заживлению перелома. В теории. На практике док (позже, вечером), узрев сей флакон и исследовав его содержимое, разразился проникновенной речью о том, что он такой бедный, потому что очень честный, а то тоже мог бы жить припеваючи, навариваясь на различных лохах при помощи таких вот волшебных гомеопатических снадобий из морской воды и козьего навоза. На этом приключения бретёра и закончились. А вот у его подель... то есть коллег всё только начиналось.

Обиталище ярла представляло собой кабак этнический, примерно как тот, в котором остановились мы. Только не тимерский, а, соответственно скеллигский. Там разливали тёплый эль, кормили тухлой селёдкой, и было полно косматых немытых дикарей-островитян. Дезертир и док вызвали у завсегдатаев определённый интерес, но не более того - чужаки сюда время от времени захаживали за экзотикой, и потому непривычными не были. Нам даже на стол подали нормально, а не как местным - довольно приличное ХОЛОДНОЕ пиво и вяленая рыба (не сюрстрёмминг) с луковыми кольцами. Но ситуация быстро начала меняться...

Для начала дезертир решил, что тут есть шанс толкнуть булаву и как бы невзначай выложил её на стол с целью продемострировать товар лицом. Это вызвало живой интерес общественности: не каждый день заходит левый чувак и с ходу брякает на всеобщее обозрение черепопроламыватель мастерской работы. А затем док и дезертир, с любопытством озирающие экзотический антураж, не слишком удачно столкнулись взгляд-во-взгляд с одним из хускарлов ярла. Хускарл дёрнул физиономией и двинулся к дуэту, после чего представился. Дезертир сразу предложил купить булаву за двести золотых, а доктор оценил жест дружелюбия и предложил этому прикольному чуваку пива... Критичная ошибка парочки состояла в том, что они немного неверно (мягко говоря), оценили своё положение относительно подошедшего. Он был дикарь и выглядел как дикарь, похожий на наёмника или воина. Но по факту у себя на островах он, как ни крути, дворянин. Не сообразили мы, что вот эти колоритные перцы в парчовых рубахах, роскошных шкурах, кольчугах, с бородами в косичку и так далее - они считай что что королевские рыцари. И кость столь же бела (по крайней мере, по их меркам), и характер такой же скверный. Точнее, даже ещё более скверный из-за пресловутого островного гонора. И вот какой-то плебс явно не аристократического происхождения и совсем уж не благородной внешности, значится, взял и по-простецки предложил такому господину бухнуть. Хускарл фалломорфировал, и фалломорфирование стремительно начало перетекать в озверение. Ситуацию усугубил док, который ошибку свою мгновенно осознал, но вместо того, чтобы падать в ноги и извиняться, высокомерно процедил, что накланялся в своей жизни достаточно, чтобы ещё перед островной сволочью шапку ломать.

На этом незаметная разведка, понятно, закончилась, а стадия весёлой кабацкой драки оказалась практически неразличима, поскольку стороны сразу перешли к фазе смертоубийства. Зазвенели клинки, дезертир и хуикинг обменялись быстрыми ударами, последовал бросок пресловутой булавы (которая, как выясняется, на лету страшно воет своей раззявленой пастью), от которого, впрочем, пострадала только бочка с тёплым пивом, а док очень удачно достал островитянина уколом в грудь, но нипрабил кольчужку, которая оказалась не коротка. Собственно, дело стремительно шло к тому, что по крайней мере одному из нас придётся перегенеряться. И тут дезертир, отразив очередной удар, отскочил назад и быстро вызвал хускарла на честный поединок, один на один, по-пацански. Далее последовал судьбоносный бросок со стороны хуикинга на силу воли. Он оказался крайне удачен, и хускарл удержал в узде ярость, согласившись урегулировать разногласия как цивилизованные люди. Более того, даже пообещал не убивать (по возможности) дезертира сразу и дать ему выбор между смертью и рабством.

Пока остальная свита молча охуевала от такой невероятной выдержки своего соратника, действо переместилось на улицу. Дезертир снова предложил купить булаву, совершенно не поношеную. А то умрёт хускарл, и не купит такую хорошую вещь... островитянин пообещал подумать об этом после. И вот пока профессиональный дуэлянт бродил по городу и пил микстурки из говна, в поединке чести сошёлся с врагом дезертир, к этому органически не приспособленный. Схватка вышла короткой и жестокой. Противники обменивались неудачными бросками дайсов, измеряя, чья неудача окажется бОльшей. В итоге топор хускарла застрял в кирасе оппонента (пробив насквозь), а тот пропорол хуикинга мечом насмерть. Это случилось очень кстати, поскольку док уже понемногу прощался с жизнью, понимая, что когда дезертира пришьют, следующим на дуэль чести, как ни крути, идти ему, а у него навык мечемашества куда пожиже дезертирского, да и хромая нога фехтовальной удали не припавляет. Он даже придумал, что перед боем скажет хускарлу для пущего выведения его из себя: "Эй, скеллигец, почему у тебя шлем без рогов? Я же твою мамку тощую ебал!" По счастью, не пригодилось.

Островитяне утащили покойника - без претензий, потому что бой был честным. И тут вышел сам ярл, посмотреть, что же тут, собственно, происходит. Дезертир тем временем проглотил свою чудесную каменную таблетку, останавливающую любое кровотечение, а док оказал ему первейшую помощь). Ярл заинтересовался сиими боевитыми чуваками, которые показали себя совсем как Геральт в Вызиме. И снова повторилась порочная и пагубная практика - дезертир повёл деловые переговоры без свидетелей. Он с ходу сдал прежнего нанимателя, обозначив ярлу опасность грабежа и предложив услуги компании. Всего то за каких то полторы тысячи золотых. А ярл и согласился, не торгуясь, чем вверг переговорщика в пучину отчаяния - ведь можно было попросить больше!

Итак, общая диспозиция получалась следующей: сундук повезут завтра, в шесть часов вечера, при нём будет охрана, а еще один контрактор (по описанию - наёмник сродни бретеру) будет незаметно сопровождать в стороне. Наша команда тоже не станет напрямую светиться, а вмешается если дело станет совсем жарким, ударив в спины атакующих. Затем все сядут на корабль и полывут на Скеллиге, сопровождая ярла и груз. Вроде всё просто.

Напоследок дезертир еще предложил ярлу прикупить лоцманские карты, притыренные с тюремного корабля. Тут ярл несколько (самую малость) потерял невозмутимость, предложив вернуться к этому вопросу позже. В общем, намечается негоция большой выгодности и огромного риска. Если карты хороши, то для пиратов они просто не имеют цены, тут уже не полторы тыщи, а намного больше. С другой стороны, зачем платить, если можно и не платить, а карты-то вот они?.. С третьей стороны, если об этом узнают местные власти, нам пиздец мгновенный и гарантированный, без шансов отвертеться.

Как и положено хитрой беспринципной бестии, дезертир после этого навестил своего прежнего компаньона и дополнительно вытянул обновлённые сведения о назревающей буче вокруг сундука. Пробил несколько мест, из которых может последовать внезапное нападение на конвой. Договорился о контрабанде в город запрещённого оружия типа арбалетов.

Второе собрание компании состоялось уже поздней ночью. Дезертир обрадовал всех вестью, что договорился о замечательном деле за целых 900 золотых. Бретёр снова не прокинул распознавание лжи и поверил, док не поверил, но решил пока не усугублять. Телегу и лошадей оставили на постой, проплатив аванс. Сэм поселили в нумере, также оплатив на две недели вперед и дав на карманные расходы. Теперь предстоит доку подлечить ногу. Дезертиру скорее всего вызывать врача. У бретёра вообще график забит - купить фисштеха, продать хитрожопому низушку палевную картину, купить пару шлемов у оружейника для себя и дока (взамен утерянных на корабле), сообщить реставратору, что не сможет быть на аукционе лично в силу временного отъезда.

Короче, гроза надвигается - поскольку влекомая скотской жадностью команда приключенцев ввязалась, пожалуй, в самое мутное и опасное дело в своей практике. Как и следовало ожидать, у компании появились конкуренты, которые делились на две группы - умные, но не боевитые, а также туповатые, но злобные и при топорах, навроде краснолюдской криминальной молодежи. То есть уже вполне очевидно, что полторы тысячи, то есть простите 900 монет придется отрабатывать по-взрослому. При повреждённой ноге дока, сломанной руке бретёра и ранении дезертира, не опасном, но сильно ограничившем боеспособность юнита. Ну, положим дуэлянт вооружится рапирой и накидается эксклюзивным ведьминским фисштехом до состояния берсерка, а док поскачет на одной ножке, но как за сутки вернуть к боевой форме дезертира? И вообще, дело потихоньку идет к кровавому конфликту, поскольку махинации дезертира с общекомандными гонорарами рано или поздно раскроются, а у бретёра (по личным мотивам и в силу наложенного проклятия) постепенно развиваются деклассированная отмороженность и жестокость настоящего наемника. В боевых кондициях они с коллегой практически равны, так что скорее всего кого-нибудь в итоге свезут на погост. Буря близко...

Текущий статус - 4.782
Tags: ведьмак с нашего двора, дайсометание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments