Сэм Ньюберри (sam_newberry) wrote,
Сэм Ньюберри
sam_newberry

Categories:

Blood for the Blood Witcher!

В этот раз сессия вышла короткая, но брутальная. Предупреждая вопросы - нет, до Скеллиге мы пока не доплыли. И (спойлер) не все из нас туда теперь вообще доплывут. Подробности, как и полагается, под катом. За подробный конспект происходившего благодарим, как и полагается, red_atomic_tank.


Итак, драккар стремительно удалялся в открытое море. Приключенцы отметили это ударным приёмом сидра, поскольку завтра, как известно, не существует, а сегодня все крайне удачно разминулись с ультранасилием и увечьями. Как уже говорилось ранее - в кои-то веки дрался насмерть и умирал кто-то другой. Бретёр в полушутку предложил отправиться по стезе нормальных политических убийств, раз уже репутация располагает. Опять же, платят за это хорошо. Док с дезертиром юмора не оценилили, но все в итоге сошлись на том, что на Скеллиге стоит задержаться подольше, потому что морская атмосфера островов полезна для подорванного здоровья уже неоднократно израненных наёмников, а вот затхлый миазматический воздух реданских городов, наоборот, вредоносен.

Довольно быстро обнаружилось, что драккар преследуют. Быстроходное реданское судно попыталось тягаться в скорости с викингами. Попытка им не удалась - драккар оказался таки быстроходнее - однако бретёр успел рассмотреть геральдику на парусах преследователей. Гнался за нами никто иной как Вышата, очень доверенное лицо короля Радовида по решению очень специфических вопросов. Понятно, не он сам лично, а его люди, из тех, кто нёс службу в Новиграде, но всё равно вопросов возникло много.

Возникли они не только у нас, понятное дело, так что как только силуэт преследователей растаял в дымке за кормой, к мирно бухающей компании подсел хускарл для выяснения - что наёмники думают по этому поводу. Ввиду серьёзности разговора, от бочока с сидром перешли на мех с доброй реданской водкой. Поскольку все были настроены мирно и вежливо, разговор прошел хоть и не без шероховатостей, однако с пользой и добром для обеих сторон. Норд уверился, что мы понятия не имеем, с чего реданцы настолько всполошились. Справедливости ради, они и в самом деле вряд ли ломанулись по следу бретёра - уж больно мало времени прошло. Скорее всего, дело в том, что у ярла в заветном сундучке не только и не столько золото - но этого-то мы как раз честно не знали, а предположения высказывать было явно неуместно.

От хускарла в свою очередь узнали, что про чудовищ никто заранее не знал. Просто ведьмак сам пришел и предложил свои услуги, сообщив о том, что могут напасть чудовища. А если ведьмак приходит, отчего бы его не нанять, тем более если денег - жопой жуй? Чудовищ на Скеллиге, кстати, дохренища. Большая часть территории островов не заселена - там-то они и обитают, временами набигая на поселения и атакуя корованы. Население разнообразное, много кто приплывает (Скеллиге ведёт легальную, полулегальную и совсем нелегальную торговлю, почитай, с половиной континента), много кто остаётся (с островов, как известно, выдачи нет, что делает их привлекательными для типов, прищемивших кому-нибудь важному хвост на большой земле - типа нас). А ещё там много вдов и вообще одиноких женщин - в плавания в основном ходят мужики, а так как дело это рисковое, то не все из них возвращаются, женщины же с островов почти не выбираются, и через это накапливаются. Так как жизнь опасная (см. выше пункт про чудовищ), то многие из них умеют обращаться с оружием и вообще нрав имеют суровый - ну а кому посёлок оборонять, когда все мужики на пару месяцев скатали за горизонт контрабандой торговать или наёмничать? Тут сразу сделал стойку бретёр, у которого фетиш не только на тощих эльфок, но и на суровых (но симпатичных) дев-воительниц. Впрочем, его сразу обломали, сказав, что цветистых речей скеллигцы не любят, и говорить с ними (в том числе с женщинами) лучше коротко и по делу, а то могут неправильно понять. Особенно бретёра, склонного к иносказаниям и долгим подводкам к предмету беседы. Однако Скеллиге - вовсе не такая дикарская глушь, как может показаться по байкам, ходящим на континенте. Есть там и банки, и прочие блага цивилизации - пусть, конечно, и не в таком количестве и качестве, как в Тимерии или Редании.

В довершение беседы хускарл отсыпал награду от ярла за проделанные труды. Денег оказалось неожиданно много (не забудем, что дезертир собирался прикарманить по крайней мере треть), но жуликоватый переговорщик удачно разминулся с обвинениями в мошенничестве, поскольку бретёр посчитал "лишнее" золото щедрой премией за храбрые подвиги, а более проницательный док решил не обострять и просто принял к сведению, что все будущие числа от коллеги надо умножать в уме минимум в полтора раза. В общем все друг другу понравились.

Плавание продолжалось. Бретёр задумал великолепный,по его мнению, план мести поганому низушку, столь подло кинувшего его с покупкой картины. По прибытии на Скеллиге бретёр намеревался посетить какой-нибудь достойный банк, где
1. Оформить доверенность на представителя для истребования денег за проданную на аукционе картину.
2. Написать низушку письмо, в коем выразить благодарность за оказанную помощь, упомянуть великое солнце, что золотыми лучами разгонит тьму и так далее. Сообщить, что гонорар и новые инструкции он может найти в том же условленном месте, что и ранее.
3. Отправить письмо банковской почтой с максимальными доплатами за секретность и чтобы послание точно никто не прочитал. И доплатить сверх таксы за то, чтобы письмо, которое не должен прочитать никто постронний, по досадной случайности попало в поле зрения реданских спецслужб.
Расчёт был простой - вряд ли конечно такая подстава привела бы низушка на виселицу, но учитывая горячечную реданскую шпиономанию, особенности бюрократического механизма, недавний теракт, необходимость демонстрировать начальству иллюзию бурной деятельности по расследованию оного и понятную подозрительность людей к нелюдям, барыге-низушку были бы обеспечены увлекательные и незабываемые часы, а может даже дни или, при особом (не)везении - недели весьма интенсивных допросов с мордобитием. Слабая, но всё же компенсация за сорванную продажу картины и последующий паркур от полиции. За неимением письменных принадлежностей для черновика, бретёр составлял послание в уме и производил на коллег впечатление тронувшегося, поскольку шептал себе что-то под нос, рисовал в воздухе непонятные знаки и периодически безумно хохотал.

После нескольких дней путешествия, драккар вошел в холодное течение. Все достали теплую одёжку, а дезертиру, не озаботившемуся таковой заранее, пришлось купить у викингов медвежью шкуру - вонючую и тяжёлую, но очень тёплую. Путешествие быстро стало неприятным, однако сырой мороз пришлось терпеть - в холодной воде по-настоящему страшные чудища почти не водились, поэтому все местные мореходы старались держаться в них. Насчёт чудовищ, кстати, всё тот же хускарл, в упомянутом ранее разговоре, поведал нам, что морской змей - это байки для сухопутных крыс. Наша троица вздохнула с облегчением. Правда, добавил хускарл, некоторые и правда рассказывают о неких змееподобных существах, ломающих корабли и утаскивающих их в пучину, ну так те люди нихрена не понимают - это никакой не змей, а просто щупальца Кракена. Троица нервно икнула и сразу захотела на твёрдую землю, а холод стал казаться не таким уж некомфортным.

Однако самое неприятное поджидало странников у самых островов. Чтобы придти к цели надо было миновать в тумане целую полосу опаснейших скал, а затем пройти вдоль береговой полосы, изрезанной фьордами. Так что лоцман вел, а приключенцы завернулись в свои плащи (и шкуру), стараясь вообще не смотреть за борт, там было слишком страшно и казалось, что драккар вот-вот разобьется о скалы.

На этом, однако, приключения не закончились, а скорее только начались. Хускарл сразу предупредил, что за полосой стрёмной навигации грядут опасности. Правда, уже сугубо мирские - в виде местных. Место очень удобное, чтобы нападать на возвращающихся странников, так что там всегда кто-то кого-то ждёт. С одной стороны ярл весьма известен, а на корабле в общей сложности почти полсотни бойцов. С другой, гопстопщики случаются разные, они могут быть совсем тупые и/или отмороженные. Ну или просто не знать ярла. Так что может (и скорее всего будет) мирный расход в стороны - каждого по своим делам. Но может и наоборот. И, кстати, за борт лучше не падать - там много мелких тварей, которые давно привыкли кормиться трупами, в обилии случающимися здесь по итогам гопстопов.

Поджидало нас сразу два корабля - намного хуже и мельче нашего драккара, зато быстроходнее и с довольно многочисленными командами, причём суммарно перевес выходил на стороне пиратов. Так что ситуация была неопределённая. Корабли шли параллельными курсами, без особой спешки, команды с обеих сторон готовились к бою, стараясь не показывать, что готовятся к бою. Три приключенца тем временем поднимали боевой дух и свою репутацию средь викингов, рассказывая об обычаях южных пиратов, например ходить в бой под специальными пиратскими флагами или надевать рубашки с пидорскими кружевами и цветастые платки вместо честных пацанских кольчуг. Истории пользовались большим успехом и обещали на годы обогатить фольклор островитян.

Боя однако не случилось. Вожди сторон обменялись громкими неразборчивыми воплями, после чего ограбляторы отстали и скрылись. Хускарл мрачно заметил, что здесь что-то не так, поскольку в таких случаях обычно положено платить засаде хотя бы чисто символический выкуп в пригоршню монет. Из уважения к труженикам опасного пиратского реместла, так сказать. Раз выкупа не случилось, значит, скорее всего, ярл просто послал засаду нахер, надавив авторитетом, и неизвестно, во что и как это выльется в перспективе. Островное сообщество - оно тесное и очень чувствительное к мелким условностям межличностного этикета.

Решено было не расслабляться, ночь провести во фьорде и вообще быть готовыми. Стемнело, и компания, включая команду драккара, люто не прокинула навык наблюдательности. И все дружно задремали, включая часовых. Люди устали, штормило, всем было сыро и холодно, хотелось отдохнуть. Вдобавок, многие из нордов для сугреву остограммились. Ну, в общем, бывают такие ситуации. Док кинулся лучше всех, поэтому, когда пришла его очередь караулить (а мы решили нести свою вахту, параллельно с нордами - на всякий случай) он не заснул. Он всего лишь задумался о сочных скеллигских бабах на любой вкус и размер. Это, впрочем, не сильно отличалось от сна с технической точки зрения, так как на окружающую действительность он точно так же не обращал внимания, как и дрыхнувшие товарищи. В общем, к реальности его вернул только абордажный крюк, прилетевший прямиком в плечо.Истошным воплем он разбудил всех остальных и стало ясно, что Пришёл Пиздец...

Надо сказать, что прежде мы уже не раз прибегали к этой аллегории, однако по правде все оказывалось не так уж и фатально. По крайней мере даже в самые острые моменты смерть угрожала хотя бы не всем. А теперь... Это были не пираты. Это был реданский боевой корабль, своего рода сторожевик-охотник, оптимизированный под таран и абордаж. При полной боевой команде, штатно существенно большей нежели братва на драккаре. Причём то были не наёмники или призывники, а замотивированные по самое никуда идеологически выдержанные и морально стойкие охотники на ведьм. Вопрос "Какого хера вы здесь забыли!?" в таких обстоятельствах был понятен и уместен, но вот задать его вряд ли получилось бы - вести переговоры с нами явно никто не собирался. Прыгать за борт не имело смысла - никто особо плавать не умел, да к тому же в ледяной воде шансов выжить было ноль целых, хрен десятых, пусть берег и близко. Броню мы (да и члены команды драккара) на ночь, понятно, не надевали. Успели худо-бедно напялить шлемы, да и только. Бретёра спасало то, что своим тяжёлым плащом, под которым он сейчас спал, он умел пользоваться для отвода вражеского оружия, накинув на левую руку. А больше всего повезло дезертиру - его медвежья шкура (в которой он, опять-таки, тоже спал) имела приличную толщину и жёсткую шерсть, так что хоть как-то защищала тело, работая своего рода примитивным импровизированным доспехом. Хуже всего было с обувью - наши сапоги, в отличие от обуви скеллигцев и реданских абордажников, были к палубе совсем не приспособлены - поскользнуться в них было проще простого, после чего упавший либо оказывался на палубе в невыгодном положении перед лицом врага, либо летел за борт и далее см. предыдущий пункт о плавании. Короче, оставалось победить или умереть, без всяких побочных вариантов. Находясь в самой невыгодной диспозиции.

Дезертир люто матерясь надевал на руку щит, док натягивал лук (благо, тетиву на него он надел ещё в ожидании предыдущей засады, да так и не снимал после этого), бретёр наощупь доставал пузырек с фисштехом. Он рассчитывал дёрнуть обычного, аптекарского, но в темноте ошибся и достал ведьминский, экстра качества. И вынюхал, пока реданский корабль подтягивался на крюках. Море окрасилось в красный цвет, демоны звали на битву, пробуждая нерассуждающую боевую ярость. Бретёр прикинул упоротым в ноль рассудком, что в прошлый раз он прыгал с корабля в лодку, и получилось славно. Почему бы на этот раз не попробовать наоборот, из лодки (а драккар это почти та же лодка, только большая) на корабль? И прыгнул с нечеловеческим воем "Вам всем пиздец!!!", перенеся войну на территорию противника. Как раз в тот момент, когда абордажная партия реданцев сама начала десантирование с более высокого борта. Адский прыжок упоротого берсерка сбил накал первой волны, пара бойцов вообще упала в воду, и все равно тех было много. Пошла абордажная месиловка...

Против дезертира оказалось сразу трое противников, и первого тот первым же ударом ранил и сбил с ног. Еще одного ранил док, рассудив, что с его весьма посредственным навыком меча проще стрелять в упор из лука Леголас-стайл. Дезертир тем временем взял хороший темп и провел отличную комбинацию из серии ударов, зарубив второго оппонента. С палубы абордажника доносились жуткие вопли и лязг металла, но что там происходит было решительно непонятно. Всё ещё теплилась надежда, что сейчас викинги раскачаются и уделают противников. И тут жахнуло - у реданцев оказалось что-то вроде команды гренадёров, которые швырнули на драккар несколько зажигательных бомб. Дезертир заслонился щитом и не пострадал, но щит запылал. Палуба тлела, поскольку пожару не давала разгореться общая сырость, да и крови уже пролилось изрядно.

Прыжок вынес бретёра на вражескую палубу, где боец с ходу отрубил ногу первому, кто попался под клинок. И охуел, оценив масштабы корабля и число тамошней братвы. Рубиться с ними всеми смысла просто не было, а преимущество неожиданности быстро утекало. Оставалось лишь одно - прорубаться к командирам и валить их. Таковых имелось трое: один - аристократ высокого полёта при рапире, второй - капитан (судя по мундиру), третий - охотник на ведьм. Бретёр с воем ринулся на самого богато одетого, явного командира всей операции. И чуть не сложил голову. Дело в том, что он уже больше года воевал с противниками, которых не имело смысла перекручивать хитрым фехтованием, их нужно было просто убивать, как можно быстрее и надёжнее. А здесь его встретил мастер фехтмейстерства. Бешеная атака встретила квалифицированную защиту, дворянин парировал, затем контратакой развалил собственную оборону бретёра и мог бы его заколоть или по крайней мере ранить, но решил наколотить аристократические понты, покрасовавшись. По классической науке требовалось разорвать дистанцию и переходить к правильному бою, но бретёр, понимая, что нарвался на мастера, которому проиграл бы и в лучшие годы, а сейчас ему приходит пинзес, насел на противника в типичной грязной манере солдатского мочилова, осыпая градом ударов. Первый удар дворянин парировал, а второй не успел, и сабля буквально выпотрошила позёра. Бретёр сразу развернулся ко второму потивнику, охотнику за ведьмами - довольно щуплому, однако с булавой. И поймал в грудь брошенный кем-то кинжал. Не смертельно, но кровоточиво.

Тем временем на драккаре... Дезертир смотрелся совершенно хтонически, словно берсерк из скеллигских легенд - залитый своей и чужой кровью с ног до головы, в медвежьей шкуре, с пылающим щитом и обагрённым мечом. Щит он, впрочем, почти сразу же сбросил с руки - тот обжигал и съедал хиты, после чего эффектно и кроваво добил раненого, лежащего у его ног, надеясь уронить мораль других. На бандитов, наёмников или обычных солдат это и в самом деле подействовало бы. На реданских охотников за ведьмами - нет, поскольку их накачали до упора готовностью именно к такому бою, против свирепых и жестоких нелюдей. Снова загремели клинки. Док тем временем заметил очередного гренадёра, который для верности спрыгнул на палубу драккара и поджигал бомбу от зажатого в зубах тлеющего фитиля. Док выстрелил и убил противника с ходу наповал, а затем успел упасть среди трупов прежде, чем бомба рванула в руках у покойника. Встать он не успел, зато заметил у ближайшего абордажника на поясе что-то вроде бандольеры с фитилями, которые он решил втихаря быстро поджечь - благо, ещё со времён засады с огненными бочками у дока был заначен коробок алхимических спичек. Он потянулся к ним, но...

Тем временем на палубе реданского сторожевика... Охотник на ведьм был щупл, но хорош. "Боевые" аристократы вообще как правило имеют очень хорошую школу боя, так как могут позволить себе долгие тренировки у лучших фехтмейстеров. Поэтому удар булавой бретёр пропустил, и чудом устоял - булава попала в бедро и буквально одного очка здоровья недоснесла до перелома ноги. Было очень больно, подвижность оказалась потеряна. Уже без всяких изысков бретёр ударил, выкладываясь полностью, понимая, что или он этим уколом убьет противника, или сам сейчас ляжет. И убил, снова с одного удара, чудовищно жестоко, обливаясь вражеской кровью. Прочая команда особо не спешила связываться с диким берсерком, но оставался последний офицер, который очень ловко метал кинжалы, а при нём арбалетчик, который уже заканчивал крутить лебёдку. Собственно, на этом было уже ясно, что для бретёра настал звёздный и смертный час, но биться господин Пушель намеревался до конца и похромал с саблей наперевес к капитану. Увы, чуда в третий раз не получилось, бретёр провалился в атаке, и капитан одним ударом отсёк старому фехтовальщику голову.

А на драккаре... Дезертира щемили ещё один набежавший реданец, он пропустил коварный удар в пах, и спас его только бронегульфик (некогда дезертир стал свидетелем того, как док одним пинком по яйцам убил человека, и после этого озаботился защитой столь деликатной зоны и снимал её только в очень спокойной обстановке, к каковой палуба драккара и в лучшие времена не относилась). Док понял, что поджигать бандольеру не время - пока фитиль будет гореть, кореша тупо нашинкуют, да и взрывом его посечёт. Так что, бросив спички, выхватил меч и прямо так, не вставая, поразил стоявшего над ним абордажника в афедрон - снизу вверх, в лучших традициях Влада Цепеша, Дракона-младшего. Разумеется, на него хлынул поток крови и дерьма, а сверху навалился и сам труп, что совсем уже затруднило вставание. Дезертир бросился на выручку немногим уцелевшим скеллигцам, но тут док обнаружил, что в товарища целятся из арбалета с борта реданского корабля (тот самый слуга капитана, хоть док этого и не знал). Кричать "Ложись!" было бессмысленно - в шуме боя дезертир бы его не услышал, поэтому док всё так же, не вставая, пнул того под колено. Получилось не так хорошо, как задумывалось, поскольку дезертир машинально увернулся и не совсем упал, но арбалетная стрела вместо того, чтобы пришпилить цель к палубе, лишь скользнула, легко ранив.

Бой к тому времени уже стихал. Как и положено яростной рукопашной, получилось всё крайне интенсивно, но недолго. В принципе у викингов (и примкнувших к ним нам) шансов изначально не было, силы были слишком неравны. Однако быстрое выпиливание двух из трёх высших офицеров привели к тому, что реданцы не стали "дожимать", теряя еще больше людей. Тем более, что к тому времени они уже забрали и утащили к себе на корабль то, за чем приплыли - сундук ярла [на этом месте призрак бретера возопил: "Я же говорил, что с этим золотом всё непросто!"].

Сторожевик начал отваливать, обрубая крючья. На нём осталось тело Александра Франциска Генри цу Пушель-Биберштайна (на самом деле бастарда звали просто Шарлей, но немолодому уже бретёру нравилось представляться по случаю как-нибудь звучно, "по-благородному"). Достойная получилась смерть, прямо скажем, учитывая, что вперед себя бретёр напоследок отправил по лунной дороге настоящего охотника на ведьм (не какую-нибудь мелкую сошку) и целого герцога, причём боевого, а не из придворных паркетных шаркунов. Международного политического террориста впоследствии идентифицировали как тимерского агента, его голову засолили и выставили на публичное обозрение.

Скеллигцы потеряли две трети команды, ярл лишился сундука. Но могли лечь все, так что и это оказалось неплохим результатом. Док и дезертир получили хорошую известность и репутацию на Скеллиге, поскольку в адовой зарубе низассали и дрались жестоко, до конца. А главное - это многие видели и соответственно расскажут о славном деянии, как принято на островах.

И кажется у приключенцев потихоньку растёт желание осесть на Скеллиге насовсем. Приличное место, неплохая жизнь, много свободной земли и свободных женщин. Простые нравы и отменная вежливость поголовно вооружённых людей.

Я меч обагрил. Но раньше
Регнир меча меня ранил.
Звери щитов за морем
Звонко в щиты вонзались.
Гуси крови слетались
Крови с голов напиться.
Перьями ястреб ран
Озеро ран разбрызгивал.


Текущий статус - 4.782
Tags: ведьмак с нашего двора, дайсометание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments